• Визиты поэта на покое

    Среди тех, с кем у Людвига Генриха Николаи установились добрые отношения в Выборге, был и губернатор Николай Фёдорович Эмин, известный русский писатель XVIII века. Друг друга они, правда, не читали, но это и к лучшему.


  • Солитер или Долгая дорога к Кедру

    «Солитер (устар.) - крупный бриллиант, вправленный в украшение отдельно, без других камней». Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. / Сост. под ред. А.Н. Чудинова. 3-е изд. Санкт-Петербург, [1910].


  • О русском пожарном замолвите слово...

    Любое дело в дореволюционном Выборге пытались делать сообща, без оглядки на вероисповедание, язык и социальный статус. Особенно - тушить пожары. О Добровольном пожарном обществе Монрепо и его русском основателе Александре Кудрявцове.


  • Ирландский бродяга или Цыганочка ни при чём

    Англоманы и патриоты, дипломаты Воронцов и Николаи способствовали тому, что в Англии даже в периоды международных кризисов многие относились к России с симпатией и сочувствием.


  • «Из книг графа Апраксина»

    Экслибрис на книге из музейных фондов Монрепо связывает нас и с памятником Апраксину в Выборге, и с историей семьи баронов Николаи


  • Научно-светский разговорный словарь

    Что читал Николаи? Конечно, словарь Брокгауза. Кто же его не читал в начале XIX века! Да, знаменитому словарю не сто, а уже более двухсот лет. Итак, мы продолжаем знакомиться с составом Библиотеки Монрепо.




  • Археология в Монрепо конца XX века

    Говорят, что Шлиман, когда прорывался к Трое, уничтожил несколько древних городов. Археология ‒ очень тонкая наука. Главный инструмент археолога вовсе не лопата, а кисточка и блокнот. «Один в поле не воин» ‒ это тоже про археологию. Только тщательное документирование результатов работы обеспечивает научному сообществу понимание того, что именуют культурным слоем.




  • Птичница или Учительница : Выбор Аниты

    О нелёгком выборе профессии, вставшем перед молодой девушкой, жившей в 1920-е годы рядом с Монрепо, можно узнать по материалам, оставленным её семьёй при эвакуации жителей Выборга в 1939 году.


  • Монрепо в Новом Виде

    За простым визитом в Монрепо шведского кронпринца Густава Адольфа в 1925 году представим некоторые не вполне очевидные параллели между нашим парком и Монрепо в далёком немецком Нойвиде.




  • Незнакомка

    Мраморная «Незнакомка» из Монрепо после реставрации сияет свежестью и белизной. Как и положено сиять статной блондинке в добром теле, какой была по словам современников супруга Павла Петровича Мария Фёдоровна.


  • А был ли Фридрих?

    Когда держишь в руках почти бесформенный кусок гипса, а потом понимаешь, что, возможно, это всё, что осталось от Фридриха Великого, испытываешь странное чувство. Очень скоро это чувство уступает место множеству вопросов, готовых ответов на которые не отыщешь ни в Берлине, ни в Санкт-Петербурге.


  • Несокрушимые врата

    После войны ворота бывшего имения Монрепо снесли. Осталась малая частичка – четырёхлистник, упавший в траву. Представим, что находясь все эти годы в земле, он, словно талисман, «притянул» и воссоздание ворот в 1982 году, и их реставрацию в наши дни.

Страницы