25 Май, 2017

В книжном собрании музея-заповедника «Парк Монрепо» хранится две книги выдающегося немецкого писателя-романтика и сказочника Эрнста Теодора Амадея Гофмана (1776–1822). В них включены три произведения: «Повелитель блох», «Щелкунчик и мышиный король» и «Королевская невеста». Обе книги выпущены издательством «Академия» в 1937 году.

Э.Т.А. Гофман родился в г. Кёнигсберге в семье преуспевающего прусского королевского адвоката Кристофа Людвига Гофмана (1736–1797). Отец был весьма способным адвокатом, и при этом человеком мечтательным и увлекающимся. Мать будущего писателя, Ловиза Альбертина Дерфер, была полной противоположностью своему супругу – болезненной и замкнутой. Когда мальчику не было ещё и трёх лет, его родители разошлись. С тех пор он воспитывался в доме бабушки по материнской линии Ловизы Софи Дерфер. По воспоминаниям Гофмана, бабушка была необыкновенно добра, и он всегда искренне почитал её.

Но самым близким человеком, которому маленький Гофман поверял свои тайны, была его тётушка Иоганна Софи Дерфер. Остроумная, общительная и весёлая, она была настоящим другом и единомышленником своему племяннику. Гофман будет с благодарностью вспоминать её, как своего ангела-хранителя. Большое влияние на маленького Гофмана оказал его дядя – Отто Вильгельм Дерфер. Это был умный и образованный человек, увлекающийся всем таинственным и мистическим, что передалось и племяннику. Именно благодаря дяде Гофман сближается с ректором реформатской школы Стефаном Ванновским, который и открыл в нём несомненные художественные задатки. Гофман занимается музыкой с соборным органистом Христианом Подбельским, а также берёт уроки рисования у художника Земана. Так что, можно сказать, дом Дерферов – это собрание характеров, которые так или иначе помогли духовно сформироваться будущему писателю.

Но несмотря на все склонности к творчеству молодой Гофман по совету дяди, тоже адвоката, выбрал юриспруденцию. В 16 лет он поступил на юридический факультет Кёнигсбергского университета Альбертина. В те годы в университете преподавал знаменитый философ Иммануил Кант, правда, Гофман его лекции ни разу не посетил. Прожив в Кёнигсберге двадцать лет, в 1796 году Гофман покидает родной город, лишь однажды вернувшись для последней встречи с ним в 1804 году. После окончания университета и недолгой практики в суде он едет в Берлин, где успешно сдаёт экзамен на чин асессора и получает назначение в Познань.

В это время Гофман серьёзно увлекается литературой и очень много читает, особенно Шекспира, Руссо и Шиллера. От природы он был наделён многими талантами. Впоследствии Гофман проявит себя как превосходный музыкант – композитор, дирижёр, певец, как талантливый художник – график, рисовальщик, театральный декоратор и как выдающийся писатель; однако он был также дельным и знающим юристом. Обладая огромной работоспособностью, этот удивительный человек ни к одному из своих занятий не относился небрежно и ничего не делал вполсилы. Все его многочисленные увлечения помогли сформировать неординарную личность, что находило отражение в его творчестве. Этот художник полностью воплощал в себе романтический идеал универсально одарённой личности.

В 1804 году ему удаётся перевестись в Варшаву, где он знакомится с Юлиусом Эдуардом Гитцигом, юристом и любителем литературы. Гитциг – будущий биограф Гофмана – знакомит его с произведениями романтиков и их эстетическими теориями. До 1807 года Гофман работает на государственной службе в разных чинах, в свободное время занимаясь музыкой и рисованием. Не раз он пытался зарабатывать на жизнь искусством, но жизнь для искусства неумолимо превращалась в жизнь для заработка. Гофман был лично знаком со многими известнымии выдающимися людьми своего времени, но при этом у него не всегда была постоянная работа, а ведь он был семейным человеком: на руках у него были жена и дочь. Лишь в 1813 году его дела пошли несколько лучше после получения небольшого наследства.

В это время Гофман всё больше сил отдаёт литературе. В письме к своему издателю Кунцу от 19 августа 1813 года он пишет: «Не удивительно, что в наше мрачное, поистине роковое время, когда человек едва перебивается со дня на день, и ещё должен этому радоваться, писательство так увлекло меня – мне кажется, будто передо мной открылось чудесное царство, которое рождается из моего внутреннего мира, и, облекаясь в образы, отделяет меня от мира внешнего». Для романтика Гофмана мир поэтической мечты – единственное убежище от власти обыденного. Своё мировоззрение Гофман выразил в длинном ряде бесподобных в своём роде фантастических повестей и сказок.

Сказки Гофмана – явление уникальное, даже для присущего романтическому жанру разнообразию форм. По силе воображения, по неисчерпаемости выдумки, по богатству смысловых оттенков, по популярности, наконец, они, бесспорно, превосходят всё другое, созданное в этом жанре в Германии начала XIX века. Именно в творчестве Гофмана жанр литературной сказки обрёл своё высшее выражение и, как это ни парадоксально, свой конец. В них он искусно смешивает чудесное всех веков и народов с личным вымыслом: то мрачно-болезненным, то грациозно-весёлым и насмешливым. Об этом жанре хорошо сказал русский поэт Александр Блок: «Только сказка умеет с лёгкостью стирать черту между обыденным и необычайным».

Сказки Гофмана притягивают читателя необузданностью своей фантазии, не просто порождённой воображением, но опирающейся на впечатления реальной жизни. Это сопряжение чудесного с повседневным обладало для писателя принципиальной важностью, поскольку отражало его эстетические принципы. А принцип романтического искусства как раз и состоял в том, чтобы «приятным образом делать вещи странными, делать их чужими и в то же время знакомыми и притягательными», уметь облекать фантастическое в «костюмы нашего времени», каким бы необычным это ни представлялось. Для этого надо представить «чуждым самое знакомое и знакомым самое чуждое». В понимании немецких романтиков главным было не копирование явлений жизни, а стремление выразить их, схватывать не внешний облик, а дух вещей. Придать банальному высокий смысл, примелькавшемуся – таинственные очертания, известному – достоинства неизвестного, конечному – отблеск бесконечного, – вот что значит «романтизировать» мир, как бы увидев его заново.

Литературная жизнь Эрнста Теодора Амадея Гофмана была короткой: в 1814 году вышла в свет первая книга его рассказов «Фантазии в манере Калло», восторженно встреченная немецкой читающей публикой, а в 1822 – его последняя книга – «Повелитель блох». В том же году Гофмана, давно и тяжело болевшего, не стало. Посмертная слава этого замечательного писателя надолго пережила его самого, его сочинения издаются и переиздаются, а научная гофманиана пополняется новыми трудами. Его сказки читали и переводили во Франции и Англии, но больше всего «волшебного Гофмана» любили в России.

Русская судьба его необычна и даже по-своему феноменальна. В России он нашел себе почитателей и вдохновенных продолжателей. Белинский называл Гофмана «великим, гениальным художником», молодой Герцен посвятил ему глубокую и восторженную статью, а следы его влияния можно обнаружить у многих русских писателей – от Гоголя до Достоевского в XIX веке, до Блока, Булгакова и Окуджавы в XX веке. Кстати, Ф.М. Достоевский был истинным ценителем Гофмана и прочитал его произведения по-русски и на языке оригинала. К 1840 году на русском языке было опубликовано 62 его рассказа и напечатано 14 статей о знаменитом немецком романтике. В эту пору Гофман едва ли не самый читаемый из зарубежных авторов. И на протяжении всего XX века имя Гофмана оставалось актуальным и живым. Недаром Осип Мандельштам имел все основания причислить знакомство с Гофманом к «минутам гениального чтения» русской публики. А в 70-х годах XX столетия Александр Кушнер задавался непростым вопросом:

… легко ли Гофману три имени носить,
И горевать, и уставать за трёх людей
Тому, кто Эрнст, и Теодор, и Амадей.

Русская судьба Гофмана действительно уникальна. Она свидетельствует об удивительной прозорливости этого романтического художника, а в более широком смысле – о важности и продуктивности общечеловеческого интеллектуального и художественного обмена.

Т.Л. Просина,

хранитель музейных предметов
ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»