04 Сен, 2017

Вы, конечно, не забыли еще природу окрестностей Выборга…

Шарль Сен-Жюльен, журналист

          

  «… Мы вдруг оказались перед невысокой стеной, в которой открывалось нечто вроде арки, ведущей в тенистую и прямую липовую аллею: это и был вход в парк Монрепо… Это было похоже на театральное представление, на смену декораций, феерию. Только что все вокруг было сухим, мрачным и унылым; теперь все цвело, улыбаясь в тенистой листве; там была пустыня, здесь – оазис, но оазис поэтов, с розами, родниками и зелеными беседками, не хватает лишь египетских пальм; но ведь мы находимся не севере... Живописная долина украшена искусством человека, но не искажена, и все здесь напоминает о череде почтенных владельцев, в высшей степени влюбленных в статуи и колонны».

 

Таким увидел усадьбу Монрепо французский журналист Шарль Сен-Жюльен, который в 1834 году издал в Петербурге описание своего путешествия в Финляндию («Impression set souvenir de Finlande» – «Впечатления и воспоминания о Финляндии»). Озерная Финляндия произвела на француза сильное впечатление: «Каждую секунду взору представлялся новый угол зрения, новые впечатления, новый вид, когда сурово величественный, когда восхитительно изящный, и всегда живописный. Финляндию можно было бы назвать русской Швейцарией».

 

О Шарле Сен-Жюльене известно немного. Родился предположительно в 1802 году, жил в Швейцарии, затем в Италии, в 1829 году в Париже вышел сборник его стихов «Premier schants de un poete» – «Первые песни поэта». Убежденный монархист и приверженец династии Бурбонов, он после июльской революции во Франции вынужден был эмигрировать в Россию. В Санкт-Петербурге попал на службу к графу Ивану Степановичу Лавалю в качестве секретаря и библиотекаря. 

 

Граф Лаваль в Министерстве иностранных дел возглавлял третью экспедицию, которая занималась выписками из европейских газет для императора. Человеком он был в министерстве влиятельным, память о себе оставил как о добром начальнике и человеке. В его особняке на Английской набережной, 4 собирался весь петербургский бомонд, там бывали Петр Вяземский, Ф. Толстой, А. Тургенев, Иван Крылов, Николай Гнедич. Пушкин впервые прочитал в доме Лавалей оду «Вольность», а 16 мая 1828 года – трагедию «Борис Годунов». На балах у Лавалей вальсировал Михаил Лермонтов, 16 февраля 1840 года на балу произошла ссора Лермонтова с сыном французского посла Барантом, которая закончилась дуэлью.

 

Супруга графа – Александра Григорьевна – была известной благотворительницей, в 1838 году именно  она устроила третий приют в Санкт-Петербурге на Петербургской стороне, который по решению императрицы Александры Федоровны (супруги Николая Первого), был назван Лавальским. Возможно, что на деньги Лавалей в Петербурге начала издаваться газета на французском языке «Le Furet» («Хорек» или «Проныра»). С эпиграфом: «Il furète partout» – «Он вынюхивает повсюду». А редактором газеты был назначен господин Шарль Сен-Жюльен.

Газета знакомила петербуржцев с новинками французской литературы. В «Le Furet» впервые в России были опубликованы отрывки из романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» и «Матео Фальконе» Мериме, отрывки из романов Эжена Сю и Оноре де Бальзака.

 

«Кто из петербургских жителей, знающих французский язык, не читал с удовольствием этого милого журнала, в котором участвовали многие хорошие французские литераторы…», – так в журнале «Гирланда» за 1831 год написано было об издании, которое редактировал Сен-Жюльен, «молодой французский литератор новейшей школы, ученик знаменитого Ламартина, пламенный последователь Виктора Гюго». Помимо новостей французской литературы и рецензий на спектакли французского театра газета публиковала зарисовки  светских нравов и народных обычаев, сцены городской жизни  и отчеты о публичных экзаменах в учебных заведениях двух столиц – газету интересовала, по словам П.А. Вяземского, «невинная  уличная и салонная жизнь».

 

Но – через полтора года после рождения газета прекратила свое существование. Причина – театральная критика! Рецензии на постановки французской труппы, которые принадлежали перу Сен-Жюльена. Представления французского театра посещались в первую очередь высшим обществом и членами императорской фамилии. Французским театром живо интересовался Николай I, особенно комедиями и водевилями. Император лично следил за репертуаром, читал пьесы перед постановкой, корректировал тексты, даже рекомендовал поручить ту или иную роль определенным актерам. Актрисам французской труппы покровительствовал Александр Христофорович Бенкендорф, шеф жандармов. Конечно, это сыграло свою роль в судьбе газеты и ее редактора.

 

Публикация рецензий на спектакли императорских театров в течение долгих лет была под запретом: в газетах они почти не появлялись, а для публикации в журналах требовалось особое позволение Министерства полиции. И вдруг появляется журналист, который осмеливается высказывать о театре свое мнение, из номера в номер печатая критику в адрес французской труппы! В ответ на такое свободомыслие – резолюция Бенкендорфа: “Lui défendre d’écrire sur les théâtres” (“Запретить ему писать о театрах”).

 

Так бывший редактор  «Le Furet» Сен-Жюльен стал преподавателем французского языка и литературы в Петербургском университете. Совершенно не говоря по-русски, Сен-Жюльен стал выступать с публичными лекциями, которые пользовались колоссальным успехом. Кроме того, он преподавал французский язык в Институте путей сообщения, в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. И в дополнение к обязанностям преподавателя получил еще должность младшего библиотекаря Румянцевского музея. Его даже избрали членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Академии! Круг его общения в Петербурге впечатляет: Жуковский и Сологуб, Крылов и Пушкин. (Когда, «по прошению», 1 августа 1846 года Сен-Жюльен уволился из университета и уехал во Францию, он напечатал обстоятельную статью о Пушкине – «Пушкин и литературное движение в России за сорок лет». Во Франции также были написаны статьи «Литература в России. Иван Андреевич Крылов» и «Граф Сологуб и русский бытовой роман», перевод повести «Муму» Ивана Сергеевича Тургенева).

 

В 1834 году Шарль Сен-Жюльен совершает вояж по Финляндии. Во время этого путешествия он и посетил имение барона фон Николаи в Выборге. «Вот усадебный дом и его служебные корпуса. Здесь хозяин, там – его крестьяне, а там – пастор; вот – жилище философа, а это – святого; а вот и часовня с очень скромной колокольней, она возвышается среди сосен и кленов, окрашенная в белый цвет, и четко выделяется на темном фоне густой листвы… На окраине сада, слева от бельведера, в заливе возвышается остров, чуть удаленный от берега; со стороны воды – это скалистый, мрачный и грозный утес, со стороны парка – украшенный цветами остров, зеленый, слегка пологий, как бы приглашающий взобраться на свою вершину, где готическая башня поднимает свои задумчивые бойницы».

 

Это было не единственное путешествие по России, совершенное журналистом и библиотекарем, преподавателем французского языка  и литературы Шарлем Сен-Жюльеном. В 1851 году, вернувшись из Франции, он отправляется в большое путешествие по России, посещает Архангельск, Москву и Нижний Новгород, Казань и Астрахань, Кавказ и Крым, Сибирь и Камчатку. Свои впечатления он описал в книге «Voyage pittoresque en Russie» – «Живописное путешествие по России», которая дважды (в 1853 и 1854 годах) издавалась в Париже. В начале книги Сен-Жюльен оговаривает, что это «простое путешествие», «живописные эскизы», а совсем «не памфлет»!

 

Материал подготовила Наталья Лисица, библиотекарь музея-заповедника «Парк Монрепо»