19 Дек, 2019

Всем известно же, что лучший чай (пахучий 
и вкусный листок древа, так называемого) 
приходит из Китая и что, того листика вложи
 щебень в горячую воду, вода та становится,
 приложив кусок сахару, приятное пойло. 
                    – Антиох Кантемир. 1762.
Чай является одним из оплотов цивилизации.
                    – Джордж Оруэлл. 1946.

    

     Чайный сервиз как специализированный набор посуды окончательно сформировался в Европе в XVIII веке, когда употребление чая стало бытовой нормой по крайней мере для высших слоёв общества. Чай (впрочем, как и фарфор, бумага и пейзажный садовый стиль) пришёл в Европу из Китая. Время появления этого напитка в самом Китае известно весьма точно. В 2737 году до н. э. в котелок легендарного китайского императора Шэнь-нуна (Божественного земледельца) упали несколько листиков чайного дерева (Камелии китайской). С тех пор Шэнь-нун не пил ничего другого.

    Оставив в стороне мифы, историки относят начало употребления чая в Китае и его экспорта к эпохе династии Тан (VII–IX вв.), хотя в Западную Европу чай попадает только в XVII веке через Голландскую и Английскую Ост-Индские компании. Поначалу китайскому напитку приходилось выдерживать в Европе конкуренцию с кофе и шоколадом, да и ко вкусу чая аристократы привыкли не сразу. Невестка Людовика XIV, отведав чаю в Версале, сравнила его вкус с сеном и навозом. Полагаем, это говорит о том, что в Версале ей подали зелёный чай, да ещё и неправильно заваренный.

    Чай, разумеется, вначале был очень дорог. Взгляните на картину голландского художника Петера Герритса ван Ройстратена. Внушительный драгоценный сосуд в центре – это чайница, в которой хранится заварка; заварочный чайник – из Китая, как и чайные чашки; даже куски сахара сияют как алмазы. Фарфоровую посуду приходилось заказывать непосредственно в Китае, что было дорого и долго, а интерпретация китайскими мастерами заказанного декора часто была непредсказуемой.

    Секрет изготовления фарфора был раскрыт в Европе только в начале XVIII века. Какое-то время предметы чайных сервизов (кроме самих чашек) делали из металла – серебра или более доступного по цене олова. Такой сервиз мы можем видеть на полотне жившего в Англии фламандского художника Иосифа ван Акена. Здесь уже почти полный набор предметов традиционного чайного сервиза. Сахарница с крышкой, чайница и молочник, заварочный чайник-бульотка (подставка с горелкой не давала чайнику быстро остывать), блюдо для ложечек (позднее от него отказались, чтобы не путать свою ложечку с чужими) и замечательный сосуд, называемый полоскательницей. В полоскательницу сливали из чашек остатки остывшего чая с осадком перед очередным разливом. Предполагали, что в полоскательницу могли складывать и посуду после чаепития, как это показано на картине швейцарского художника Жана-Этьена Лиотара. Однако натюрморт весельчака Лиотара изображает чайный сервиз нарочито небрежным, да и размеры полоскательниц далеко не всегда были большими.

    Сложилось так, что пристрастие к чаю возобладало в Англии и в России, а континентальная Европа и особенно Северные Страны предпочли кофе. К особенностям русского и английского чая мы ещё вернёмся, а пока сосредоточимся на английском чайном фарфоре. В XVIII веке британцы быстро переняли опыт немецких и французских керамистов и с успехом развивали собственное производство. Имя Джозаи Веджвуда и названия фабрик в Дерби, Челси и Вустере с тех пор у всех на слуху. Чайный сервиз, приобретённый нашим музеем, сделан как раз в Вустере. Хотя компания «Ройэл Вустер» (в старых справочниках «Ворчестер») возникла под таким названием только в 1862 году, её история начинается с середины XVIII века, когда на реке Северн в Вустере был основан завод Уомстри Хаус. В 1783 году лондонский агент этого предприятия Томас Флайт (1726–1800) купил его за 3000 фунтов для своих сыновей Джозефа и Джона. В 1788 году Вустер посетил король Георг III с супругой. На заводе Флайтов королевская чета заказала сервиз для завтрака «Голубые лилии» (в честь королевы Шарлотты этот дизайн был переименован в «Королевские лилии»). В следующем году Флайты получили право именоваться «Поставщики Их Величеств».

    После смерти в 1791 году одного из сыновей Флайта он вступил в партнёрство с Мартином Барром (1757–1813). В дальнейшем, по мере того как в партнёрство вступали (или покидали его) разные члены семейств Флайтов и Барров, их инициалы в марке завода неоднократно менялись местами. На предметах нашего сервиза – вдавленная в массу марка в виде литер «BFB» под короной. Искусствоведы определяют период её употребления довольно широко, с 1807 по 1840 гг. Судя по декору (меандр и листья аканта выполнены в технике глянцгольд), сервиз мог быть изготовлен в 1830-е гг., так как эта техника золочения была изобретена директором мейсенской фабрики Генрихом Готтлибом Кюном в 1827 году.

    Среди клиентов «Barr, Flight & Barr» были и Романовы. В книге о столетней истории фабрики, написанной в 1865 году её новым владельцем и арт-директором Р. У. Биннсом, приводится рисунок бдюда из сервиза, заказанного для Александра I его сестрой Екатериной Павловной:
    «Образец, который мы здесь выгравировали, был изготовлен для Его Величества Императора России, как мы полагаем, во время визита Великой Княгини Ольденбургской в мае 1814 года. Дизайн выполнен в официозном и манерном стиле Ампир – в то время модном. Поля тёмно-синего цвета, а орнамент украшен рельефным золотом. Императорский герб в центре изображён в правильных геральдических цветах».

    Екатерина Павловна, вдова принца Ольденбургского, а в будущем королева-консорт Вюртемберга, в 1814 году после посещения Англии сопровождала Александра I на Венский конгресс. Барон Павел Андреевич Николаи, служивший в это время в нашем лондонском посольстве, вполне мог также приобрести что-то из продукции фабрики Флайтов. Для этого не нужно было ехать в Вустер, в Лондоне на Ковентри-стрит был прекрасный фирменный магазин.

    Павел Андреевич Николаи, как истинный англоман, разумеется, предпочитал чай. В Монрепо появилась даже особая Чайная комната, где семья Николаи наверняка собиралась на традиционный английский «Five o’clock Tea». Правда, было это уже во второй половине XIX века и позже. Причём в семье Николаи могли сочетать английские и русские традиции чаепития. В России чай появился, как это не удивительно, ещё в XVII веке, только доставляли его не морем, как в Англию, а сухим путём через северные провинции Китая. Поэтому мы и зовём любимый напиток Чаем: на севере Китая его называли «ча», а на близком к морю юге-востоке «тэ». Популярность чая в России неуклонно росла, хотя по-настоящему демократичным (доступным) напитком он стал только к последней четверти XIX века, когда с развитием железнодорожного транспорта цена чая значительно снизилась. В первой половине XIX века в Петербурге, кроме Биржи, чай можно было купить только в одном магазине, тогда как в Москве таких магазинов были уже десятки. Любовь к чаю в сочетании с его дороговизной привели к возникновению в России особого «двухчайникового» способа заварки. В Европе чай заваривали в концентрации, готовой к употреблению, а в России – крепче необходимого, чтобы разбавлять при разливе кипятком из самовара или аристократичной бульотки.

    На фотографии из семейного альбома Николаи, хранящемся в архиве кино-, фото- и фонодокументов в Санкт-Петербурге, мы можем видеть русский способ чаепития. На фотоснимке двоюродные сёстры Софья Николаевна Пален, урождённая Николаи, и Софья Васильевна Чичерина. Вероятно, снимок сделан в Чайной комнате Монрепо, хотя не исключено, что это гостиная в петербургском доме семьи Николаи. Софья Николаевна держит заварочный чайник, а на столе стоит бульотка. Скорее всего, это гиревая бульотка, в которой вода подогревалась от накалённого металлического бруска, опускаемого наподобие гири в центральный трубчатый отсек (как в самоваре). Был ли в Монрепо настоящий самовар – об этом история пока умалчивает.

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов

Литература
•    Кантемир А. Д. [Примечание к произведению:] На зависть и гордость дворян злонравных. // А. Д. Кантемир. Собрание стихотворений. Л.: Советский писатель, 1956. С. 81.
•    Оруелл Дж. Чашка отменного чая. / Пер. с англ. Ю. А. Зарахович. // Джордж Оруелл: «1984» и эссе разных лет. М.: Прогресс, 1989. См.: http://www.orwell.ru/library/articles/tea/russian/r_tea
•    Субботин А. П. Чай и чайная торговля в России и других государствах ... СПб.: А. Г. Кузнецов, 1892. https://dlib.rsl.ru/viewer/01003121047#?page=1
•    Binns R. W. A century of potting in the City of Worcester, being the history of the Royal Porcelain Works, from 1751 to 1851... London, 1865. P. 119.
•    Fischer, Walther. Kühn, Heinrich Gottlieb (1788-1870). // Neue Deutsche Biographie. 13. Berlin, 1982. S. 191. https://www.deutsche-biographie.de/pnd116587962.html#ndbcontent

Иллюстрации

1.    Чайный сервиз. Барр, Флайт и Барр. Вустер, Англия. XIX в. Фото Е. А. Румянцевой.
2.    Ройстратен, Петер Герритс ван (1630–1700). Натюрморт с чайными чашками. 1670-е гг. Живописная галерея, Берлин.
3.    Акен, Иосиф ван (1699–1749). Английская семья за чаем. Ок. 1730 г. Частное собрание.
4.    Лиотар, Жан-Этьен (1702–1789). Чайный сервиз. 1780-е гг. Центр Гетти, Лос-Анжелес.
5.    Блюдо для сервиза Александра I. Илл. в книге (Binns, 1865).
6.    Индурский, Якоб (1839–1912). Чаепитие в семье Николаи (фрагмент). 1890-е гг. ЦГАКФФД, Санкт-Петербург.
7.    Мягков, Тимофей Егорович (1811–1865). Семейство за чайным столом. 1844 г. ГТГ, Москва.
8.    ПМ-КП-1305/1. Чайник из Сервиза чайного на 12 персон из тридцати предметов. ГБУК ЛО