29 Сен, 2017

В музейном собрании «Парка Монрепо» хранится четыре книги величайшего итальянского поэта Данте Алигьери (1265 – 1321). Книги изданы в разные годы:

  • La Divina Commѐdia. Milano, 1909г. (на итальянском языке);
  • «Божественная комедия». Поэма в пер. О. Н. Чюминой с рисунками выдающегося французского художника-иллюстратора Гюстава Доре. Вышла в Санкт-Петербурге в издательстве А. А. Каспари в 1900году;
  • «Божественная комедия». Часть вторая. Чистилище. Пер. М. А. Горбова, с предисловием Н. М. Горбова и М. А. Горбова. Вышла в Москве в 1898году;
  • «Новая жизнь» («Vita nova»). Пер., введение и примечания А. Эфроса. Под общей ред. А. К. Дживелегова. Выпущена издательством «Academia» в Москве в 1934 году в серии «Итальянская литература».

Данте Алигьери (Dante Alighieri) родился во Флоренции в 1265 году. Точная дата рождения его неизвестна, известно только, что он был крещён 26 мая. Поэт происходил из дворянского рода, однако, к моменту его рождения семья давно утратила феодальный облик. В 1283 г. Данте записался в цех аптекарей и врачей, который включал также книготорговцев и художников и принадлежал к числу семи «старших» цехов Флоренции.

Молодой Данте получил образование в объёме средневековой школы, которое признавал крайне скудным и старался восполнить его самостоятельным изучением французского и провансальского языков. Это открывало ему доступ к лучшим образцам иностранной литературы. Наряду со средневековой литературой он внимательно изучает античных поэтов, и в первую очередь Вергилия, которого избрал, по его собственному выражению, своим «вождём, господином и учителем».

Главным увлечением молодого Данте была поэзия. Он рано начал писать стихи, и уже вначале 80-х годов XIII века создал множество лирических стихотворений, в основном посвящённых любви. «Vita nova» – не первое его произведение. Ещё до «Новой жизни» им был написан целый цикл стихов, так называемые «Канцониере». И у Данте был свой «лицейский период», он только не пожелал позднее его признать. Это – свидетельство его строгости к себе и требований к потомству. Старые историки литературы часто искажали действительность, поддаваясь высокой фальсификации того, как на самом деле рос и мужал Данте. У них он появлялся сразу среди поэтического совершенства «Vita nova», чтобы по ней, как по мосту над крепостным рвом, промчаться под своды «Божественной комедии». Но было не так. Есть ещё целое десятилетие, когда Данте был одним из многих, – товарищем товарищей своих. В этот период он был превосходным слагателем строф, достойным соперником составителей баллад, канцон и сонетов, участником поэтических игр и турниров.

Но время шло, наступили 1290-е годы. Одна полоса творчества была завершена, началась другая. Данте было двадцать пять лет, когда он написал Новую жизнь. Кончилась его юность, шла молодость. Сердечным рубежом между ними была смерть той, «которую звали Беатриче». Тогда-то Данте и решил рассказать историю своей любви, настигшей его на девятом году жизни, к девочке, Беатриче Портинари, или Биче, как многие её называли. Впервые он встретил её, дочь соседа, на майском празднике, и залюбовался девочкой восьми лет. Впечатлениеот этой встречи обновилось в нём, когда он снова увидел её через девять лет, уже замужней женщиной и с тех пор Беатриче на всю жизнь становится «владычицей его помыслов», прекрасным символом того нравственно поднимающего чувства, которое он лелеял в её образе даже тогда, когда она неожиданно умерла.

Эта любовь заполнила всю его жизнь, питалась как высшим блаженством, улыбкой, учтивым поклоном девушки, омрачалась, как худшим горем, равнодушием или насмешкой женщины, – а после её внезапной кончины заслонила родину, земной шар и даже вселенную, её образом. Когда она умерла, Данте был неутешен: она так долго питала его чувство, так сроднилась с его лучшими сторонами. Любовь к Беатриче получала для него таинственный смысл, он наполнял ею каждый момент своего существования.

                       …Поистине любовь так правит мной,
                       Что вздохи повсеместно бьют тревогу
                        И кличут на помогу
                        Мою Мадонну, щит и панцирь мой:
                        Она спешит, и с ней – моё спасенье,
                       И подлинно чудесно то явленье.

История возвышающей любви Данте к своей «дивной Госпоже», любви – такой короткой к живой, и такой бесконечной к ней, так рано ушедшей, и составляет, собственно, канву Новой жизни. Первый сонет был написан, когда Беатриче было 18 лет, она была моложе Данте на несколько месяцев, родилась в том же 1265 году, и значит, вступительный сонет был написан в 1283 году. Сонет XXV, завершающий поэтическую сюиту«Vita nova», был написан примерно через полтора года после смерти Беатриче: она умерла в ночь с 8 на 9 июня 1290 года. Значит, стихи «Над сферою, что тише всех кружится…» относятся к концу 1291 или началу 1292 года.

Вот десятилетие первого периода, но оно вовсе неодинаково. «Vita nova» неоднородна, её нельзя изображать одной краской. Первый сонет Новой жизни – это «сладостный новый стиль» (dolce stil novo) раннего, вполне распространённого типа, и Данте пока только блистательный ученик, вполне дотянувшийся до своих учителей, но не отличавшийся от них ни существом, ни формой. В средней группе сонетов о благодати Беатриче и в знаменитой первой канцоне о смысле любви – он уже глава школы, её вершина, её законодатель. А в заключительном цикле канцон и сонетов на смерть и преображение возлюбленной – это абсолютно одинокий человек, поэт, рядом с которым никого нет, творец, который пребывает в своём собственном мире явлений и форм. Финал «Vita nova» – это не столько «сладостный новый стиль», сколько прообраз той скульптуры слова, которая через полтора десятилетия, в 1310-х годах, отложится могучим рельефом начальных песен Божественной комедии.

Во всяком случае, бесспорно, что в Новой жизни уже проявила себя та готическая структура, которая поднялась потом в «La Divina Commѐdia». Данте сам перекидывает мост между ними. Последние строчки «Vita nova» (сонет XXV), говорят о первом труде над этой вершиной его поэтического творчества: «После этого сонета было мне дивное виденье, в котором я лицезрел вещи, понудившие меня принять решение не говорить об этой Благословенной до тех пор, пока я не смогу повествовать о ней более достойно…, я надеюсь сказать о ней то, что никогда ещё ни говорилось ни о ком».

                                       Взирает на достойнейшее тот,
                                       Кто на Мадонну среди донн взирает,–
                                       В веселии за нею он течёт
                                       И Господа за милость восхваляет.

Таково повествование Новой жизни. На языке чёрствой прозы это означает, что смерть любимой женщины сделала Данте поэтом. Так, рассказом о своей молодой, обновившей его любви, продолжился его творческий путь – от ранних стихов, до «Vita nova», и далее, уже в изгнании, к главному произведению своей жизни – Божественной комедии. А пока, маленькая книжка под названием «Новая жизнь», принесла молодому Данте великую литературную славу.

В заключение остаётся добавить – если бы Данте умер таким молодым, что Новой жизни суждено было бы остаться единственным памятником его высокого вдохновения, он всё равно был бы величайшим итальянским поэтом конца средневековья и начала нового времени. Взрыв поэтического гения в «Vita nova» сразу образовал одну из высочайших вершин итальянской поэзии, настолько иную и настолько недосягаемую, что дотянуться до неё смог – да и смог ли? – в 40-х годах XIV столетия один только Петрарка. Вдумчивость, страстность души и безграничное воображение определили качества его поэзии, стиля и образности. Как тут не вспомнить молодого Пушкина, который гораздо позже и в другой стране в начале 1820-х годов вдруг заслонил собой всех – и Батюшкова, и Жуковского, и Баратынского. И здесь также сказалось различие поэтического качества, какое бывает между зрелой талантливостью и настоящей гениальностью.

Данте Новой жизни – это уже провозвестник Божественной комедии. И как несоизмеримы пропорции между совсем небольшой книжкой и масштабами «La Divina Commѐdia», и та и другая– одной породы. И нет входа в эту поэтическую громаду, как только через преддверие Новой жизни. Так сложим нашу критическую разборчивость и исследовательскую осведомлённостьу порога первых же строк «Vita nova», чтобы стала она для нас не семисотлетним обломком литературы, а живым миром поэзии, над входом в которую написано: «…над вымыслом слезами обольюсь», и разбудим в себе то доверчивое простодушие, которое позволит нам принять первого поэта нового времени таким, каким он хочет, ибо таково право гения.

Т. Л. Просина,
хранитель музейных предметов
 ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

 

Литература

  • Данте Алигьери / А. Веселовский. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86-и т.т. СПб., 1890–1907. Т. 19. С. 113-119.
  • Данте Алигьери. Новая жизнь (Vita nova). / Пер. с итал., введ. и прим. А. М. Эфроса; Под общ. ред. А. К. Дживилегова. М.: «Academia», 1934. 244 с., илл. (Итальянская литература)