24 Июл, 2017

205 лет назад между Россией и Англией был подписан мирный договор, завершивший войну 1807-1812 гг.

Хуже вражды с англосаксом может быть 

только одно – дружба с ним.

А.Е. Едрихин-Вандам, русский геополитик

 

«Наконец, я имею возможность рассказать вам с удовлетворением о мире, подписанном между Россией и Англией. Английский курьер, который привезет вам сии строки, доставит в Лондон соглашение, подписанное здесь вчерашним утром г-ном Торнтоном, генералом Сухтеленом и вашим покорным слугой. Император проявил ко мне благосклонность, отметив мои заслуги почетным знаком и назначив меня одним из своих полномочных представителей при подписании мирного соглашения, к чему я совершенно не был готов внутренне. Этот момент навсегда останется одним из наиболее приятных в моем сердце за весь период моей службы в прошлом и в будущем, момент, в коем есть частица моего участия.

Я не сомневаюсь, что полученная вами отсюда интересная новость произведет впечатление на Англию. Мир между Англией и Швецией был также подписан в тот же момент, что и с нами», – писал Пауль Николаи Семену Романовичу Воронцову 19 июля 1812 года. В шведском городке Эребро был заключен мирный договор между Россией и Великобританией. Этот договор восстанавливал дипломатические отношения, прерванные англо-русской войной 1807-1812 годов.

Пауль Николаи тогда исполнял обязанности поверенного в делах при российском посольстве в Стокгольме. В письме графу Воронцову от 10 июля 1811 года Пауль сообщал: «Милостивый господин граф, пишу вновь вам из Петербурга, дабы сообщить, что меня неожиданно вызвали сюда из Монрепо для отправки в Стокгольм в качестве поверенного в делах… Я польщен оказанным мне доверием и очень рад вернуться к работе…. Я должен отбыть максимум через 15 дней; меня сопровождает моя супруга, и мы оба находимся сейчас в состоянии беспорядочных сборов в дорогу».

После подписания Тильзитского договора о мире и союзе 26 июня 1807 года Россия присоединилась к континентальной блокаде Великобритании. Во время встречи в Тильзите император Александр I сказал Наполеону: «Я ненавижу Англию не меньше Вас и готов Вас поддержать во всем, что Вы предпримете против нее». В ответ на присоединение России к континентальной блокаде англичане отправили свой флот в Данию, которая всегда была союзницей России. 25 английских линкоров, 40 фрегатов, 377 транспортов с 20-тысячным войском направились к крепости Кронберг и Копенгагену, чтобы перекрыть выход Российского флота в Северное море. Россия объявила Англии войну. Эту войну принято называть вялотекущей, «бездымной войной»: действительно, масштабных сухопутных сражений не было. Отдельные боевые столкновения были и в Атлантике, и в Средиземном море, и на Балтике. Англичане захватили  русский фрегат «Спешный» и транспорт «Вильгельмина», которые доставляли денежное довольствие и имущество для средиземноморской эскадры вице-адмирала Д.Н. Сенявина. В знак уважения к адмиралу Сенявину англичане вернули ему личный серебряный сервиз, а русские экипажи были арестованы. Кстати, эскадра вице-адмирала Д. Сенявина тоже была блокирована адмиралом Коттоном в Лиссабонском порту.

Британский флот полностью контролировал Северное и Балтийское моря. Несколько раз нападали английские моряки на рыбацкие деревни на Мурманском берегу и грабили их, сжигали рыболовные суда, арестовывали грузы и почту. В море они  захватывали российские торговые суда, моряков брали в плен или высаживали на берег, а грузы конфисковывали. Морской торговле России грозил полный крах.

Но были и славные подвиги русских моряков во время этой войны.  12 июня 1809 года по пути из Ревеля в Свеаборг 14-пушечный катер «Опыт» под командованием лейтенанта Невельского был атакован английским 44-пушечным фрегатом «Salcette». Несмотря на явное неравенство сил, Невельской с экипажем приняли бой. После 4-часового сражения Невельской вынужден был сдаться. Но уже после того, как на катере был разбит рангоут, сильно поврежден корпус, из команды было много убитых, а сам командир катера ранен. Но Андреевский флаг с флагштока спущен не был. Англичане, овладев катером, в знак уважения к храбрости русских моряков, освободили от плена Невельского и всех его подчиненных.

Через год, 19 августа 1810 года,  русский транспорт шел из Архангельска в Норвегию с грузом пшеницы. У мыса Нордкап безоружное судно было захвачено английским военным кораблем и фрегатом. Англичане прислали на транспорт своего офицера и 7 матросов, которые взяли управление в свои руки. Мореход Матвей Герасимов и трое его товарищей, воспользовавшись разыгравшимся на море штормом, выкинули за борт английского часового, офицера и матросов заперли в трюме и привели транспорт в норвежский порт Варде. Герасимов сдал груз и пленных англичан под расписку коменданту порта и возвратился в Колу. За свой подвиг мореход Матвей Герасимов был награжден георгиевским крестом.

Война нанесла значительный ущерб экономическим связям России. Между тем, Наполеон уже не скрывал приготовлений к войне. На приеме дипломатического корпуса в Тюильри 15 августа 1811 года он кричал российскому послу Куракину, что России нечего рассчитывать на помощь британцев, что Австрия и Пруссия, обиженные аннексией пограничных областей, не поддержат Россию. Нечего надеяться  и на Османскую империю, претендующую на Закавказье. И Швеция, мечтающая вернуть себе Финляндию, не поддержит. «Континент против вас! Не знаю, разобью ли я вас, но мы будем драться!» – завершил Наполеон свой монолог перед изумленным Куракиным. В Петербурге понимали, что это один из последних дипломатических «выстрелов» перед началом войны. У России почти не оставалось времени для подготовки еще к одной военной кампании. Александр I поставил задачу перед дипломатами форсировать налаживание отношений с Британией. При помощи Семена Романовича Воронцова и Карла Осиповича Поццо ди Борго в Лондон были переданы условия заключения мира. Россия просила у Англии содействия в урегулировании конфликта с Портой и финансовой помощи. Но когда Павел Андреевич Николаи, воспользовавшись случаем, заговорил с Робертом Стюартом Каслри (министр иностранных дел Англии) о финансовой поддержке, тот решительно отказал, заявив, что финансовые ресурсы его страны истощены. «Мы сами находимся в крайне затруднительном положении», – сказал Каслри.

12 июня 1812 года, в день вторжения армии Наполеона в Россию, император Александр I уполномочил генерала Сухтелена Петра Корниловича и Николаи Павла Андреевича на официальные переговоры с англичанами. Граф Петр Корнилович Сухтелен (Иоганн Питер ванн Сухтелен) по воспоминаниям современников проводил переговоры с психологической проницательностью и дипломатическим мастерством. После подписания договора император Александр I возвел Сухтелена вместе с потомством в бароны великого княжества Финляндского.

Спустя три недели, 6 (18) июля при посредничестве шведского наследного принца Карла Иоанна в шведском городе Эребро был заключен договор о мире и союзе между Россией и Англией. Со стороны России договор подписали П.К. Сухтелен и П.А. Николаи, со стороны Британии – английский дипломат Э. Торнтон. По договору Россия прекращала участие в континентальной блокаде Британии. В торговле провозглашался «принцип взаимного наибольшего благоприятствования». Англия, в свою очередь, обязывалась оказывать России поддержку в начавшейся Отечественной войне 1812 года. Это был успех русской дипломатии! Договор был очень важен в политическом отношении, он стал основой для создания шестой антифранцузской коалиции, которой удастся, наконец, сломить мощь наполеоновской империи.  Но, увы, на исход войны договор повлиял мало. Россия не просила у «союзников» ни денег, ни войск. Оружие! Британское правительство продало России 50 тысяч ружей. Некомплектных! Британцы тянули до тех пор, пока наполеоновские войска не двинулись из России. Все надеялись на затяжную войну между Россией и Францией, которая истощит и обескровит обе империи. Такая война сделала бы Англию хозяйкой положения. Как всегда в отношениях с Россией Англия была себе на уме! Даже «второй фронт» был открыт: 12 августа 1812 года англичане высадили десант… В Испании! Даже Мадрид взяли! А потом отступили в Португалию… На этом участие англичан в войне 1812 года завершилось.

Но – худой мир лучше доброй ссоры. В России были рады любому сближению с Британией. Мадам де Сталь, писательница и давний враг Наполеона, в книге «Десять лет изгнания» писала о посещении дома графа В.Г. Орлова в день объявления в столице о подписании мира с Англией: «Гуляющие собрались на острове, чтобы послушать чУдную музыку графа Орлова; музыканты исполнили английский гимн «God save the King»… Граф Орлов подошел к купцам и объявил им, что сегодня празднуется мир России с Англией. Услышав это, они перекрестились и возблагодарили бога за то, что море вновь открыто для них». Российское купечество праздновало это событие по всей стране, от Петербурга до Кяхты, где на праздник пригласили даже китайских чиновников.

Граф Дмитрий Иванович Хвостов, русский поэт эпохи классицизма, сочинил оду в «высоком штиле» XVIII века:

О ты! Союзник наш природный

Морей владыка Альбион,

Свершая подвиг благородный,

Блюди к нам дружества закон;

И, утесня врагов с брегов,

Давай Неве средь мира, брани,

И злато, и плоды, и ткани

Во мзду ея к себе даров.

            Есть историки, которые рассматривают договор в Эребро как неудачу российской дипломатии, не сумевшей добиться от Британии более активного участия в войне. Но при всем желании сделать больше дипломаты в той ситуации вряд ли могли.

            В очередной раз Павел Андреевич Николаи принимал активное участие в событиях, которые изменили мир.  30 августа 1812 года он был переведен советником посольства в Лондон, ему было поручено ответственное и сложное в то время управление посольством в звании charge daffaires – поверенного в делах.

Лисица Наталья Николаевна, библиотекарь НИО

ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»