29 Сен, 2017

                                    Я – камень, я – гранит, я – крепкая скала,
                                   Со мною снова спорит соленая волна.
                                                                         А. Шарифова

                      Большой, красивый, мудрый камень спокойно возлежит на берегу залива. Меняются времена и люди, а он лежит, наблюдает, все запоминает… Его возраст – вечность… Граниты – вечные спутники и помощники человека, мудрецы-летописцы, целители и хранители информации. Всегда рядом, всегда доступны человеку.
  

 Этот камень, знакомый нам с детства, два миллиарда лет назад был расплавленной магмой! Когда Земля кипела и остывала, плавилась и снова остывала, образовалось множество горных пород. Гранит – одна из самых распространенных. В процессе остывания магмы в граните образовались зерна кристаллов, они-то и дали название этому минералу. «Granum» – в переводе с латыни – зерно.

Среди геологов существует выражение: «Гранит – визитная карточка Земли». И это вполне справедливо. Граниты есть везде: в Финляндии и Канаде, Бразилии и Австралии, Гренландии и России. Выборгский гранитный массив один из самых  крупных, его площадь – 18 тысяч квадратных километров. И гранит здесь добывается особенный – рапакиви. Название его происходит от финских слов «rapa» – грязь, гниль и «kivi» – камень. Термин "рапакиви" впервые в литературу по геологии был введен Урбаном Хярне еще в 1694 г. Какое-то неблагородное название – гнилой, крошащийся  камень. Своим названием он обязан такой особенности как быстрое выветривание. Действительно, небольшие гранитные валуны, лежащие на поверхности земли, легко рассыпаются на куски и зерна. Зато добытый на глубине гранит-рапакиви стоек и прочен.
    

Именно  этот «гнилой» камень стали применять при строительстве Санкт-Петербурга. В 1809 г. Финляндия была присоединена к России, и торговля с Великим княжеством Финляндским стала  беспошлинной. С этих пор гранит-рапакиви стал главным среди каменных материалов в строительстве Санкт-Петербурга. Наиболее знаменитые старинные разработки гранита-рапакиви – Питерлакские каменоломни, находились в угодьях Питерлакской мызы, принадлежавшей статской советнице У. О. фон Экеспарре. Эти каменоломни на гранитных островках расположены недалеко от финляндского города Хамина (Фридрихсгам). Здесь были вырублены колонны для Исаакиевского собора и Александровская колонна. На вырубленных гранитных блоках высекали номера, по которым потом мостили петербургские набережные. Еще и сейчас можно кое-где разглядеть эти цифры на истертом тротуаре напротив Зимнего дворца.
    

«Камень-гром» под Медным всадником, стены Петропавловки и нижнего этажа Мраморного дворца, каменный подиум главного здания Академии наук и особняк на Почтамтской улице (дом 7) – для этих сооружений использовался тоже гранит-рапакиви во времена Екатерины II. В гранит-рапакиви «одеты» и первые каменные мосты Петербурга. Эрмитажный мост через Зимнюю канавку, Прачечный и Верхне-Лебяжий, Старо-Калинкин мост через Фонтанку.
  

 Вот что писал 13 сентября 1804 владелец усадьбы Монрепо Людвиг Генрих Николаи своему сыну Паулю: «В этом году будут готовы наши 56 гранитных колонн. Мне говорят, однако, что в будущем году выдолбят ещё один обелиск в 13 саженей из одного монолита…». Речь в этом письме идет о поставках гранита для колонн Казанского собора. Не внешней колоннады собора, а колонн в храмовом зале. Монолиты гранита были добыты в карьере «Саанлахти» в западной части имения Монрепо, которое принадлежало барону Николаи (А.Г. Булах. Казанский собор в Петербурге). В.М. Севергин, однако, считал,  что часть колонн была выломана у деревни Вилькиля, примерно в 5–6 км от Питерлакса, где позднее добывался гранит для Исаакиевского собора.

Работы выполняла артель каменщиков Самсона Суханова. Они особым, «своим» способом откалывали монолиты от скал. Заготовки на специальном корабле, который сконструировал Воронихин из трех барж, перевозили в Петербург, выгружали у Адмиралтейства и с помощью катков доставляли во двор на Конюшенной площади. Здесь 340 камнетесов вырубали и полировали колонны. (Да, гранит-рапакиви легко разрушается при выветривании, но лучше, чем обычный гранит, поддается полировке, поэтому изделия из этого камня часто полируют. Полировка предохраняет камень от атмосферных воздействий, препятствует проникновению влаги и дает замечательный декоративный эффект). Всего в интерьере Казанского собора 56 колонн, высота каждой колонны, включая капитель и базу – 5 сажень (10,67 м), вес около 1500 пудов (24 тонны).
  

 Петербургский журнал «Северная пчела» в 1811 году писал об уникальности Казанского собора: «На сооружение сего храма употреблено единственно то, чем изобилует и славится Россия. Все материалы заимствованы из недр Отечества, и все мастерства произведены искусством и рукою отечественных художников».
А Яким Григорьевич Зембницкий – русский педагог и учёный, профессор Главного педагогического института, директор Императорского минералогического общества в 1834 году вспоминал: «Надворный советник Вуттих между прочим замечает, что величественные гранитные колонны в сей церкви вообще отлично обработаны и прекрасно выполированы; они обрабатываемы простыми русскими каменщиками, кои весьма искусны в сем деле». Осталась невостребованной одна запасная колонна, которую позже воздвигли в саду у Академии художеств. А Самсон Ксенофонтович Суханов за строительство Казанского собора был награжден золотой медалью! Заслуженно! 

К сожалению, гранит-рапакиви оправдывает свое название: со временем на гранитных зданиях и сооружениях появляются трещины. На Александровской колонне, установленной в 1824 году, первые трещины появились уже в 1841 и быстро стали расти. Был создан «Комитет для исследования повреждений Александровской колонны». Трещины замазывали мастикой, заделывали цементом, по рекомендации Менделеева заполняли специальным клеем. Увы! Обследование колонны уже в 2001 году показало наличие 27 трещин.

Печальная участь постигла вазу – подарок Карла XIV Николаю I – установленную в Летнем саду в 1839 году. Она взяла да и раскололась самопроизвольно в 2008 году. Конечно, по своей прочности и долговечности гранит-рапакиви сильно уступает мелкозернистому граниту, который почти не выветривается. Изготовленные из мелкозернистого гранита в Фивах около 3500 лет назад сфинксы, украшающие Университетскую набережную перед Академией художеств, сохранились идеально! Это впечатляет!

Однако, русский писатель, журналист и историк Свиньин в 1818 году написал: «…наш финляндский гранит ничем не уступает египетскому, а красотою своею еще и превосходит». Но не все восхищались благородной красотой гранита. «Город пышный, город бедный, дух неволи, стройный вид, свод небес зелено-бледный, скука, холод и гранит», – скучал Пушкин. Один из современников вторил поэту: «Если бы я не жил в этом болотном, гранитном Петербурге, где повсюду гранит – от памятников и тротуаров до сердец жителей». О вкусах не спорят…

                                                                                               Материал подготовила Наталья Лисица,
                                                                                                библиотекарь музея-заповедника «Парк  Монрепо»

Хотите – верьте, хотите – нет, но:
- если сравнивать с мрамором, то прочность гранита выше в 2 раза;
- гранитному камню не страшны морозы -60 градусов и жара более +50, что является важным в условиях непостоянного российского  климата;
- одно из достоинств гранита – его пожаробезопасность: температура плавления гранита более 700 градусов;
- группе японских, португальских и американских учёных под руководством Джорджа Хасимото из Университета города Кобэ удалось разглядеть на Венере признаки присутствия гранита.