С.Д.:

– В 1954 году мы с мужем вернулись в Выборг из Германии, где он служил. Когда я пришла в гороно устраиваться на работу, оказалось, что учителя в городе не требуются. Тогда уже существовало педучилище, которое обеспечивало все запросы.

Вышла я расстроенная из кабинета, и в дверях встретила знакомую, Ольгу Яковлевну, с которой до отъезда работала в школе № 6. Прежде номер «6» носила школа неподалеку от парка Монрепо, но после того, как в конце 50-х из кабинета директора украли печать и все уставные документы, ей присвоили номер «10». Ольга Яковлевна вернула меня в кабинет и стала просить руководство, чтоб меня взяли хотя бы временно, на период отпусков. Тогда бы в гороно знали, что у них есть специалист, который нуждается в работе.

В итоге мне предложили работу воспитателя в детском садике № 3 в Монрепо. В детском саду я отработала всего несколько месяцев: с октября 1954-го по февраль 1955-го года. Мне там очень нравилось. Садик работал как круглосуточный. Помню, что там было всего две группы: малыши и дошкольники. В зале стояло пианино. Наверно, довольно старое. Вторая воспитательница подойдет, сыграет что-то – ребята довольны, пляшут… Вечерком домой плетусь: красота – ни тетради проверять, ни к урокам готовиться не надо...

По поводу внутренних интерьеров дома: не помню, чтобы в то время там была какая-то красота. Все обычно. Но большой красивый плафон во весь потолок запомнился. Вскоре меня перевели в школу № 6, где освободилось место, там я и доработала до пенсии. В Монрепо мы ходили постоянно. Во-первых, на гуляния, которые проходили там каждый выходной. Народу всегда было много, так что даже сидячих мест на скамейках для зрителей не хватало.

Л.И.:

– У нас есть книжка про Монрепо. Там написано, что открытие ЦПКО состоялось в 1953 году. А вот по рассказам моей бабушки, открыт парк был 4 июня 1951 года. Я так уверена в дате потому, что мама тогда лежала в роддоме с младшим братом. Бабушке надо было навестить маму, и она оставила меня, четырехлетнюю, на попечение своей подруги. Эту историю долго вспоминали в нашей семье потому, что было жарко, а тетя Нюра одела меня очень тепло и в таком виде повела на праздник в парк. Вообще, все праздники в Монрепо, а особенно, сезонное открытие парка были значимыми городскими событиями. Это обязательно было в первое воскресенье июня, и обязательно устраивался большой концерт. Работали буфеты. Выступали, в основном ,самодеятельные коллективы. Потом, когда я уже училась в музыкальной школе, и у нас был свой симфонический оркестр и ансамбль скрипачей, мы тоже участвовали в этих концертах.

С.Д.:

– Запомнилось, как ко мне приезжала дочка знакомой по эвакуации, они с Лилей пошли в парк и там до дурноты накатались на чертовом колесе.

Л.И.:

– Чертовым колесом в то время называлось не нынешнее колесо обозрения, а круг с палкой посередине. Карусель крутится, а ты на ней стоишь или сидишь. Задача – удержаться, чтоб не выбросило центробежной силой. Самые сообразительные садились в центр. Аттракционы стояли на горочке слева от входа: чертово колесо, качели-лодочки. В то время даже в городе еще лодочек не было. Стоило это удовольствие копейки. Кроме того, мы часто ходили в Монрепо и всем классом. В парке находился наш школьный участок, где мы работали. Участок располагался ближе к воротам, перед горкой. Там росли яблони, малина… Там обычно проходили наши уроки ботаники: мы копали, поливали, что-то сажали. Но никакими плодами потом не пользовались. Не знаю, куда все уходило, может, в детский садик. Осенью мы ходили в парк сгребать листья. Уроки физкультуры также проходили в парке. Там мы бегали кроссы, ходили на лыжах. Лыжи надевали прямо у школы. В то время еще не было железной дороги, ее начали строить и взрывать гранитную скалу в 1965 году.

С.Д.:

– Помню, что всех жителей Северного поселка согнали в какое-то здание напротив больницы. И в это время взрывали скалу. Камни разлетались далеко. Даже у нас в доме была пробита крыша, а мы жили на Уральской, 48. Л.И.: – После войны мы не задумывались о том, что парк является каким-то заповедным местом: парк и парк. Наша пожилая соседка пасла там свою козу и там же косила для нее траву. Летом дети отправлялись туда за земляникой и черникой. И грибы там собирали, особенно много опят было – на зиму заготавливали. В заливе все купались. Парк был для нас местом отдыха и только.

                                                                   Записала Ирина АНДРЕЕВА, пресс-служба музея-заповедника «Парк Монрепо»