21 Авг, 2017

Без водных объектов невозможно представить себе пейзажный парк. В ближайших публикациях, посвященных парку Монрепо и Году экологии в России, будет описан процесс формирования и обустройства искусственных прудов, а также видовой состав растительности прибрежной зоны бухты Защитная.

Тихая заводь

Искусство формирования пейзажного парка предполагает прежде всего умелое использование рельефа и водных объектов естественного происхождения. В парке Монрепо и того и другого предостаточно: крутые обрывистые скалы спускаются к обширному водному зеркалу залива, который раньше был судоходным. 11 октября 1788 года Людвиг Генрих Николаи писал сыну Паулю: «Я побывал в Выборге, сам всё осмотрел и купил. Тебе это очень понравится. Часть сада имеет большие камни – весьма дикого вида, за садом – море…».

Вода – «душа ландшафта», его главное украшение и декоративный элемент, – это утверждение было хорошо известно создателям пейзажных парков, которые считали, что даже рукотворные водоемы должны быть продуманы до педантизма и так удачно размещены, чтобы их было трудно отличить от естественных. «Коль красен взор природы и памятников вид, они где зрятся в воды…», – писал Гавриил Державин.

Прибрежную линию залива в парке Монрепо в настоящее время активно заселили водно-болотные растения, особенно тростник, заросли которого захватывают всё новые и новые пространства. Тем не менее, тростник имеет важное экологическое значение: поселившись на топких или болотистых местах, он со временем превращает их в более сухие участки: его листья и стебли испаряют много влаги, как бы выкачивая ее из сырой почвы. И можно видеть, как на осушенных тростником участках залива в районе дамбы «Розенталь» активно поселяются различные ивы и цветковые растения, например, такая нарядная раннецветущая калужница болотная, а плавни становятся местом гнездования различных уток. Но одновременно идет нарушение естественных очертаний береговой линии и уменьшение площади поверхности зеркала воды, искажение первоначальной задумки ландшафтного архитектора.

А ведь всего сто лет назад при ведении хозяйства в усадьбе Монрепо тростник активно использовался на корм скоту, из него плели циновки и корзины, крыли крыши сараев. Нежные молодые побеги тростника, по вкусу напоминающие спаржу, использовались в пищу. Так что проблема зарастания прибрежной полосы залива, а в соседстве с тростником мы можем увидеть также камыш, рогоз и вейник, отсутствовала как таковая.

«Там лилии цветут…»

На спокойной глади залива, источая тонкий аромат, при наличии солнышка греются сказочные водяные лилии – кувшинки. Их крупные белые цветки чашевидной формы, лежащие на сердцевидной формы листьях, с утра до вечера поворачиваются в сторону солнечных лучей. В полдень цветки раскрываются, к вечеру постепенно закрываются, ночью обычно погружаются в воду. Латинское название кувшинки – нимфея – восходит к греческой легенде о нимфе, которая превратилась в белоснежный цветок от несчастной любви к Гераклу; каждое утро она всплывала на поверхность воды, вглядывалась в даль в поисках своего возлюбленного, а на ночь снова скрывалась в воде. Согласно славянским преданиям, русалки сводили с ума мужчин, желающих сорвать кувшинки, заманивая несчастных в подводное царство.

Самый обычный вид в европейской части России – это кувшинка чисто-белая или белоснежная с очень крупными цветками. В Монрепо кувшинки селятся только в прибрежной части залива, ведь это водные растения, которые укореняются в субстрате, а стебель может достигать длины не более 1,5 – 2 м, что ограничивает их ареал. Заросли кувшинок часто служат местом нереста рыб, а их корневища и семена – кормом для водоплавающих птиц.

Кроме белоснежной кувшинки изредка в прибрежной зоне парка Монрепо можно встретить другой вид – кувшинку четырехгранную, довольно миниатюрную, часто имеющую розовую окраску цветка. Ну и, конечно, цветовую гамму водно-болотных растений прибрежной зоны Монрепо дополняют желтые кубышки (ботаническое название – кубышка малая), которые также относятся к семейству Кувшинковых, но представляют отдельный вид. Согласно исследованиям ученых, это одно из самых древних растений на планете: первые кубышки заселили водные просторы нашей планеты еще 30 млн лет назад.

«Заросший пруд в тени деревьев»

Воплощением мечты об английском уголке природы, несомненно, является заросший пруд, – так вам скажет любой специалист по садово-парковому искусству и будет абсолютно прав. Ничто не навевает такую грусть и меланхолию, лиричные воспоминания (а это именно те чувства, которые и должен пробуждать пейзажный парк), как подернутый тиной тихий и таинственный пруд. Именно такой, небольшой по размерам, прудик оригинальной формы «боб» с перекинутым через него березовым мостиком композиционно дополняет Хижину отшельника в западной части парка Монрепо. План усадьбы 1806 года указывает на то, что пруд «Боб» существовал как естественный водоем с начала XIX века, так как выходы гранитных пород и в настоящее время определяют его границы. И растет в нем ряска, затягивающая к середине лета пруд полностью, – самое маленькое в мире цветковое растение, к тому же очень лекарственное, дающее надежду на выздоровление от очень многих болезней.

Ряску относят к представителям растительного мира с самой высокой калорийностью, ведь она содержит так много белка, что её с давних времен использовали в качестве добавки в корм скоту и птице. На Руси эта маленькая водная травка получила название «лягушачья дерюжка», она не раз упоминалась в мифических историях о русалках, собирающих траву в особый день июля для пошива ажурных нарядов с нежными узорами.

Никакие другие растения, кроме ряски, в маленьком пруду парка Монрепо не произрастают, – его окружают высокие деревья, практически не пропускающие свет.

Круговой ленточный пруд, обрамляющий Хижину отшельника – искусственное гидротехническое сооружение, которое зрительно ограничивает приют своего бедного обитателя от остальной части парка (период устройства – середина XIX века) и любопытных обывателей.

(продолжение следует)

Надежда РАССАХАТСКАЯ, старший научный сотрудник ГИАПМЗ «Парк Монрепо»