28 Янв, 2019

Глаза в глаза и сердце к сердцу,

Уста к устам, а страстну душу

От друга к другу посылать;

То живу быть, то обмирать!..

В сей миг утехи райской

Как друга называть?

                                   О Милая!

 

                                   [Князь П. Г. Гагарин]. СПб.,1811.

 

            Когда мы говорим о фамильных портретах Николаи, то вспоминаем, прежде всего, о четырёх портретах на стене кабинета в Главном усадебном доме Монрепо, слева от двери в Белую гостиную. Фотоснимок с этими портретами, сделанный в 1912 году Сигне Брандер, широко известен. К тому же, именно эти четыре портрета были опубликованы в издании великого князя Николая Михайловича «Русские портреты XVIII и XIX столетий» (IV том, 1908). Развеска портретов в кабинете была, возможно, сделана ещё при Пауле Николаи; в любом случае ‒ не ранее его возвращения из Дании в 1847 году. Портрет Пауля этого времени, написанный Жозефом-Дезире Куром, помещён в вершине крестообразной композиции. Под ним портрет княжны Александрины Симплиции Броглио, жены Пауля Николаи, а вернее ‒ его невесты, так как портрет датирован годом накануне их свадьбы, состоявшейся в феврале 1811 года в Монрепо.

            Помолвка Пауля и Александрины произошла ещё весной 1810 года. Летом Паулю предстояло участвовать в размежевании границы между Россией и Швецией, поэтому свадьбу наметили на осень, но экспедиция Пауля затянулась до зимы, так что торжество пришлось отложить на время между Адвентом и Великим постом. Впрочем, свадебные портреты были уже заказаны. Портрет Александрины ‒ это один из парных портретов, написанных в 1810 году художником Фогелем.

            Карл Кристиан Фогель (1788‒1868) был сыном саксонского художника Кристиана Лебрехта Фогеля. В 1804 году он поступил в Дрезденскую академию, где добился определённых успехов как копиист и портретист. Его замечает живущий в Дрездене лифляндский ландрат барон Карл Отто фон Левенштерн (1755‒1833) и нанимает преподавателем для своих дочерей. Кстати, Левенштерн окончил Геттингенский университет, где был близко знаком с поэтами союза «Геттингенская роща», в который входили и друзья Л. Г. Николаи Фосс и братья Штольберги. Левенштерн начинает оказывать покровительство молодому художнику, привозит его сначала в Дерпт (Тарту), а в 1808 году в Санкт-Петербург, где Фогель устраивает своё ателье «во дворце князя Гагарина на Неве» [1]. Скорее всего, речь идёт о доме №10 на Дворцовой набережной, принадлежавшем князю Павлу Гавриловичу Гагарину (1777‒1850), мужу фаворитки Павла I Анны Петровны Лопухиной (1777‒1805). Посли смерти Лопухиной части этого большого дома сдавались внаём [2], тем более что князь Гагарин до выхода в 1814 году в отставку, часто бывал в разъездах с дипломатическими поручениями Александра I [3]. За пять лет, проведённых в России, Фогель написал множество портретов и получил достаточные средства для поездки в Италию. Оказались полезными для Фогеля также и знакомства с влиятельными заказчиками. В августе 1812 года Фогель вернулся на родину на русском военном куттере (вспомогательное одномачтовое судно) при содействии «министра графа Салтыкова» [1] ‒ Александра Николаевича Салтыкова (1775‒1837), чей портрет художник написал незадолго до этого. Дипломат Салтыков как раз управлял Министерством иностранных дел в отсутствие канцлера Н. П. Румянцева (канцлер был занят, при непосредственном участии Пауля Николаи, заключением Эребруского мира с Англией).

            В Швеции (где и был заключён Эребруский мир) Пауль Николаи провёл почти весь 1812 год, вместе с любимой супругой. Там родился первый их ребёнок. Свадебные портреты остались в отеческом имении Монрепо. Унаследовав имение, Пауль находит их на стене одной из спален и в 1823 году записывает в описи картин: «Я сам. Александрина» [4]. Уже в следующем году Пауль овдовеет, но всю свою долгую жизнь будет хранить верность своей супруге и её памяти. Парные портреты Пауля и Александрины были вывезены из Монрепо во время Зимней войны и хранились в семье потомков Николаи графов Паленов. В 2005 году портреты были переданы в Национальный музей Финляндии. До передачи их сфотографировала родственница Николаи и Паленов графиня Татьяна Монтескье, чтобы показать нам.

 

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов