13 Авг, 2019

     «Терраса у подножия скалы Эрмитажа закончена и будет украшена античной мраморной статуей Нептуна, на пьедестале  также из мрамора, украшенном дельфинами. Дамба к скале Эрмитажа вместо деревянного мостика должна также быть завершена к моему приезду», - писал Людвиг Николаи сыну Паулю 12 июня 1798 года.

     «Эрмитаж» - от французского слова «Hermitage» - приют отшельников. Изначально Эрмитажи, действительно, были жилищами затворников – эрмитов (фр. ermite – отшельник, пустынник; от греч. еremia – пустыня), которые селились подальше от людей, чтобы никто и ничто не мешало им погружаться в молитвы, самосозерцание  и размышления. Академик Д. С. Лихачев писал: «Эрмитажи бывали самых различных типов, и каждый имел свое символическое значение, которое передавалось всему саду: Эрмитаж был эмблемой и «девизом» сада, рядом с которым он находился. Наиболее традиционный тип Эрмитажа, ведущий свое начало еще от Средневековья, - это обиталище христианина, монаха-отшельника…». Со временем уединенные жилища стали возводить в своих имениях дворяне, превращая их в малые дворцы для отдыха, раздумий, общения с природой и веселых дружеских  трапез. Томас Уортон, профессор поэзии Оксфордского университета, в стихотворении «Приятности меланхолии» писал об Эрмитажах: «Место для благочестивого размышления, для уединения и размышления; даже если он им редко пользовался, только чтобы обдумать свои недельные заботы или с веселыми друзьями посидеть в нем, выпить, покурить и просто плюнуть».

     Впервые применил название -  «Эрмитаж» -  король Людовик XIV, назвав Эрмитажем свой уединённый  дворец в Марли ле Руа (Marly-le-Roi).

     Первый Эрмитаж в России был построен архитектором Иоганном Фридрихом Браунштейном в Петергофе  по приказу Петра I в 1721-1725 года. На первом этаже располагались хозяйственные постройки, кухня и буфетная, там же находился механизм подъемного стола и лебедки, которые приводили в действие стол. А на втором этаже располагалась диковинка – овальный подъемный  стол на 14 персон, позволявший обедать без слуг и без придворных церемоний. Это устройство современники называли «стол-машина» (taffelmaskine), «стол желаний» и даже «самобранка» (tischlein-deck-dich).

Гости попадали в обеденный зал с помощью подъемного кресла, которое было демонтировано  при Павле I. Дело в том, что в 1797 году Павел Петрович с семейством не смог покинуть Эрмитаж, так как подъемное кресло вдруг (!) сломалось. Поэтому августейшим  особам пришлось покидать павильон весьма неграциозным образом – через балкон по приставной лестнице. Поэтому кресло демонтировали и заменили лестницей.

     Петровский Эрмитаж стал родоначальником моды на уединенные сооружения, которые быстро стали элементом русской усадебной культуры XVIII столетия.  Русские Эрмитажи строились для интеллектуальных, творческих  занятий или для дружеских застолий. В них соединялись, казалось бы, две несовместимые противоположности – развлечение и уединение. В парадоксальный XVIII век это удивительным образом сливалось в гармоничное целое.

     По прихоти «веселой  Лизавет» - императрицы Елизаветы Петровны – было создано царскосельское чудо, изящный павильон Эрмитаж. Это была очень дорогая игрушка Елизаветы Петровны, она не скупилась на средства для своей летней резиденции. Располагался Эрмитаж в так называемой Дикой роще. Романтическую уединенность Эрмитажу придавал вырытый вокруг него канал с двумя подъемными мостами (увы, канал никогда не был заполнен водой…). Академик Д. С. Лихачев писал о русских Эрмитажах: «Никаких отшельников в них не поселялось, и они откровенно предназначались для развлечений и для приятного времяпровождения».

     Вслед за императрицей Елизаветой собственные эрмитажи бросились заводить в своих усадьбах ее приближенные. Самые знаменитые российские эрмитажи – это, конечно, Эрмитаж на Каменном острове в имении канцлера Алексея Петровича Бестужева-Рюмина,  Эрмитаж в резиденции графов Шереметевых Кусково, в петербургских имениях Ивана Григорьевича Чернышова, в Гостилицах Алексея Григорьевича Разумовского. Швейцарский астроном Иоганн Бернулли, путешествуя по России, писал о русских Эрмитажах: «В  их  эрмитажах  вы не найдете ничего общего с нашими – это престижные дворцы императрицы и аристократов, предназначенные для конфиденциальных обедов». Эдакие приюты не отшельников, но гурманов и гастрономов.

     В усадьбе Монрепо тоже был свой Эрмитаж. Правда, Людвиг Николаи назвал Эрмитажем не уединенную постройку, а скальный остров.

Утес, заросший лесом, средь потока встал.
Он словно в тростнике бредет неторопливо,
Подставив  обнаженный бок укусам волн…
И в завершенье оголенную вершину
Руины замка придавили…

     О своем намерении построить на скале готический замок Людвиг Николаи писал сыну: «Этой зимой придётся побеспокоить камни на скале Эрмитажа – ты знаешь, как их много и какие они большие – так как готический замок, который будет строиться у верхнего края крутой скалы, надо строить из этих скальных обломков».  Замысел был интересным,  проекты замка-руины были заказаны и Гонзаго, и Мартинелли, и Тома де Томону. Но, то ли времени не хватило, то ли проекты оказались слишком дорогостоящие, но замок так и не был построен. Уже после смерти Людвига Николаи Пауль переименовал Эрмитаж, назвав  остров в честь отца – Людвигштайн.

     Когда Европу охватил культ естественности и сентиментальной меланхолии, на смену роскошным павильонам в русские сады пришли бревенчатые «домики монахов», берестяные «хижины отшельников».

За рощей луг есть с мягкою травой,
За ним глухая местность. Там, в ее глубинах
Сокрыта хижина, в которой жил монах,
Он благочестьем славился. Воздвиг
Ее отшельник из деревьев павших,
Обшил берестою и ликами святых,
Повесил колокольчик деревянный.

     Хижина отшельника (в семейной переписке Николаи  она именовалась  «Einsiedelei» – «Уединение») - постройка из неотесанных бревен, кусков коры – это обязательный элемент английского пейзажного парка. «Березовый домик» в Царицыно, «Кинь грусть» и «Пустынка» в Ильинском, «Келья отшельника» в имении Лопухиных – Савинское, даже при входе в московский сад «Эрмитаж» была построена хижина отшельника. Хотя меньше всего сад Эрмитаж напоминал пустынное и уединенное место. Ведь в саду было 2 театра, цыганский хор, балет, оркестр. В Монрепо же место, где была построена хижина отшельника, с бревенчатыми мостиками и прудом, дышало покоем и умиротворением.

     Один из посетителей Монрепо в 1851 году писал: «Через красивые мостики, иногда очень маленькие, переброшенные чрез ручейки и канавки, шириною не более четверти аршина, дошли мы до хижины, в которой, по местному преданию, спасался один отшельник. Хижина очень маленькая и в ней стоит небольшой столик и кровать, устланная высохшим камышом…». Этот уголок парка очень любила супруга Людвига Николаи, Иоганна- Маргаретта. Она писала сыну в июне 1804 года: «Знаете ли Вы, где я чаще всего теперь встречаюсь с Вами во время моих прогулок? В Эрмитаже и в Вашей бане, где мы чуть не утонули. Там поставлена скамейка, которая Вас всё время ожидает. Что касается Эрмитажа, то он очень хорошо сохранился, потому что мы его всё время держим закрытым для посетителей, которые такие же наглые, как всегда. Представьте, в один прекрасный день сторож отлучился на минуту (так как в воскресенье и в праздничные дни везде нужен сторож), и кто-то снял замок и украл его».

Материал подготовила младший научный сотрудник
Музея-заповедника «Парк Монрепо» Наталья Лисица

 

Литература:

  1. Николаи Л.Г. Имение Монрепо  в Финляндии. 1804. Поэма. Перевод с нем. И.И. Городинского. – СПб, 201
  2. Письма барона Л.Г.Николаи и И.-М.Поггенполь сыну,  Паулю Николаи. -

Архив ГИАПМЗ "Парк Монрепо". Письма от 12 июня 1798; 15 сентября 1798; 14 июня 1804.

  1. Мошник Ю.И. Ефимов М.В.Монрепо  от А до Я. – Выборг, 2016.
  2. Ходасевич Г.Д. Царскосельский Эрмитаж. Типологические особенности и исторические аналогии// В кн. Плантомания. Российский вариант. Материалы XII Царскосельской научной конференции. – СПб, 2006.
  3. Лихачев Д.С. Поэзия садов. К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст.- М., 1998.

 

Интернет-ресурсы:

artstudies.sias.ru/upload/isk/270-295_Korndorf%20top.pdf

 

Иллюстрации:

  1. Бенуа А.Н. Павильон Эрмитаж в Петергофе. Акварель.
  2. Павильон Эрмитаж в Царском Селе. Акварель.
  3. Павильон Эрмитаж в усадьбе Бестужева-Рюмина на Каменном острове. Гравюра с рисунка М.И.Махаева.
  4. Проект готического замка на острове Эрмитаж в Монрепо. Автор Жан Франсуа Тома де Томон. Музейное ведомство Финляндии.
  5. Хижина отшельника в Монрепо. Фото 1913 года. Автор С. Аату. Музейное ведомство Финляндии.