07 Фев, 2019

Мы уже не раз упоминали шведско-финскую семью Хююрюляйненов, проживавших с XIX века на землях имения Монрепо в посёлке Ликолампи (ныне улица Уральская). В библиотеке, оставленной этой семьёй в 1939 году, оказались и несколько писем. Все они адресованы Аните Хююрюляйнен, одной из дочерей служащего Рональда Хююрюляйнена. Сегодня мы публикуем письмо, написанное Аните отцом 5 марта 1927 года. В это время Анита получает образование, готовясь стать школьным учителем. Где именно, из письма не понятно; в 1920-е годы на финском языке стали преподавать в Университете Турку, но педагогические институты возникали по всей стране (Анита хорошо знала и шведский, язык своей матери, но в молодой Финляндии были востребованы прежде всего финские учителя). Мы не знаем, удалось ли Аните найти себя в новой профессии. Во всяком случае, в семейной библиотеке есть несколько номеров Учительской газеты (Opettajain lehti), приходившей на её имя, где обведены карандашом объявления о вакансиях учителей. Итак, вот письмо (с сокращениями, перевод с финского автора), за которым последует необходимый комментарий:

«Выборг, 5 марта 1927 г.
Дорогая Анита!
    Спасибо за твоё письмо, которое пришло в начале этой недели.
    ...
    Сколько тебе приходится платить за месяц? Теперь, когда ты провела там 2 месяца, я должен это знать, чтобы рассчитать, сколько потребуется в год. Возможно, это будет меньше, чем мы ожидали. Если неудобно жить в квартире со столькими девушками, можно подыскать другую, чтобы не отвлекаться, хотя в большой компании веселее. Когда дело доходит до сложных домашних заданий, лучше обсудить это с подругами, и послушать, как они это поняли. Такое общение развивает чувство локтя и устраняет недоразумения. Мир достигается лаской и приветливостью. Если ты медленнее соображаешь и меньше понимаешь, ты всё же можешь достичь большего за счёт других качеств. Только на практике и в жизни будет видно, что человек знает и как использует знания для себя и окружающих. Я думаю, что лучше не предаваться мечтаниям об окончании курсов и о том, как хороша ты будешь; главное понимать, что ты старалась изо всех сил, а большего от человека и нельзя требовать. В любом случае курсы будут полезными для тебя, если хватит здоровья, чтобы их окончить.

    Тебе снова предлагают быть капитаном куриц. Анттола находится недалеко от города Миккели. Так что на этот раз у тебя будет возможность познакомиться с Саво и его хитрыми жителями и в будни, и в праздники. Ну, я думаю, ты уедешь оттуда, если что не так. Анна из Купарсаари недавно заезжала сюда по дороге в народное училище в Каннельярви, где она навещала сестру и заодно побывала на празднике Калевалы. Когда она услышала, что ты собираешься получить высшее образование в качестве школьного учителя, она сказала, что в Мансиккале была построена новая школа, и выразила надежду, что ты станешь там учителем и пробудешь им дольше, чем те, что часто там менялись.

    В прошлое воскресенье мы были с мамой в Райволе у Онни. Все они здоровы, и дети уже начинают говорить. Только, кажется, нет надежды повысить производительность его курятника. Я рад, что финский характер всегда заставляет его попробовать ещё раз, несмотря на неудачи.

    Наши куры всё ещё неплохо несутся. С 1-го числа сего месяца они на полном пансионе у Арми. Арми купила замок и запирает курятник, чтобы никто не мог в него зайти без её ведома. Теперь она откладывает яйца, хочет вывести из яиц от плохих куриц хороших цыплят при правильном уходе. Пусть попробует, если ей так хочется. Арми, кстати, стала гораздо здоровее, её головные боли прошли.
    ...
    Мама преувеличивает мои хвори. На самом деле я чувствую себя хорошо как никогда. Чего и тебе желаю. Живи добросовестно, надеясь на своего отца.»
    
    Видимо, существенным источником дохода для семьи Хююрюляйнен было птицеводство. В семейной библиотеке немало номеров журнала Финского союза птицеводов «Птица» (Siipikarja). Сын Рональда Хююрюляйнена Онни Урхо Мурто (сменил фамилию в 1920-х) фермерствовал самостоятельно в Райволе (Рощино). Он разводил кур самых популярных в то время пород: плимутрок и леггорн. Плимутроков растили ради превосходной диетической курятины, зато леггорны (не такие толстенькие) замечательно неслись. Курятник самих Хююрюляйненов в Ликолампи вряд ли был велик, тут речь идёт скорее о подсобном хозяйстве. Упомянутая в письме Арми ‒ это старшая дочь Хююрюляйненов. Младшая Анита работала птичницей по найму. Сохранилось её письмо (черновик или копия) к хозяйке усадьбы Кирьола (ныне Ландышевка) Нобель-Олейниковой с объяснениями причин отказа от места птичницы. Марта Нобель-Олейникова (1881‒1973), врач-травматолог, жена русского врача-инфекциониста Георгия Павловича Олейникова и племянница знаменитого Альфреда Нобеля, после революции 1917 года осталась жить в старинной семейной усадьбе Нобелей в Финляндии. Усадьба была богатой, а хозяйство ‒ немаленьким, с двумя огромными курятниками и утиной фермой. Птичники считались хорошо устроенными, однако у Аниты Хююрюляйнен были на этот счёт свои профессиональные взгляды. Она решила не брать на себя ответственность за смену всей системы птицеводства в Кирьоле. Возможно, просто боялась не справиться по молодости. А может, уже решила пойти в учительницы.

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов

Источники и литература

•    Материалы коллекции семьи Хююрюляйнен в музейном собрании ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо».
•    О усадьбе Кирьола и семье Нобелей см. на сайте «Леноблинформ»: http://www.lenoblinform.ru/municipalnye-obrazovaniya/sovetskij/proekt-no...

Иллюстрации

1.    Титулы изданий «Птица» и «Учительская газета». ПМ-КП-1020, 1061.
2.    Письмо Рональда Хююрюляйнена к дочери. 05.03.1927 г. ПМ-КП-606/8.
3.    Птичник в Сяйнио (Черкасово). Фото в журнале «Птица» №6 за 1927 г. ПМ-КП-1020.
4.    Птичник Онни Урхо Мурто в Райволе (Рощино). Фото в журнале «Птица» №1 за 1928 г.
5.    Письмо Аниты Хююрюляйнен к Нобель Олейниковой. 17.07.1926 г. ПМ-КП-606/9.