29 Янв, 2019

Гуляя вдоль берега залива, посетитель парка невольно обращает внимание на обелиск, установленный на ровной возвышенности - Левкадской скале. История данного архитектурного сооружения весьма интересна. На Левкадской скале установлен Обелиск братьям Броглио, который был создан по желанию Пауля  Николаи, чья судьба неразрывно связана с семьей де Броглио. Установлен обелиск в родовом имении Николаи, дабы увековечить память молодых французских аристократов братьев де Броглио: Огюста-Сезара и Шарля-Франсуа и их сестры Александрины Симплиции.

В 1824 году Пауль задумал создание памятного обелиска и заказал проект английскому архитектору Чарльзу Хиткоту Тэйтаму (1772–1842). После того, как проект был готов на бумаге, реализовать замысел англичанина было решено в Швеции, в мастерской придворного скульптора шведской короны Эрика Густава Гёте (1779-1838). Забегая вперед, хочется добавить, что это не единственная работа из мастерской скульптора в Монрепо.

 Сохранилась переписка Пауля Николаи с Эриком Густавом Гете. Письмо об установлении Обелиска в Монрепо, в котором Пауль благодарит скульптора за руководство над созданием этого каменного сооружения: «Дорогой господин Гёте! Я хочу, чтобы сегодняшняя шведская почта принесла вам сообщение о том, что этим утром мы установили последний камень памятника, который вот уже несколько часов полностью предстает перед моими глазами. Думаю, вы понимаете, как этим наслаждается моя душа. Я с готовностью открываюсь вам в своих чувствах в знак того уважения и почитания, которые питаю к вам за то внимание, с которым следили за выполнением этого сооружения. Скала, на которой он возвышается, вполне достойна этого сооружения, и весь ансамбль производит чудесное воздействие и превосходно украшает наше Монрепо» [2]. Руководство работами на месте, в Монрепо, осуществлял один из мастеров, работавших  в мастерской Гете, называемый в письме Кулхман. Как следует из письма,  Кулхман устранял все дефекты камня, допущенные при транспортировке и его установке на Левкадской скале. Кроме того, для устойчивости Обелиска, поверхность скалы была выровнена и слегка отшлифована.

В исследованиях, опубликованных ранее, мало внимания уделялось биографии скульптора Эрика Густава Гете. Изучить биографию Гете является необходимым для дальнейшего выяснения авторства скульптурных изображений семьи Николаи, которые украшали интерьеры гостиной в Усадебном доме имения Монрепо вплоть до 1940 года.  Во время поступления скульптурных изображений в фонды Государственного Эрмитажа в 1940 году, авторство скульптур было приписано Эрику Густаву Гете, однако, на двух скульптурных изображениях Людвига Николаи и Иоганны Маргаретты Поггенполь отсутствуют какие-либо подписи, а также характерные черты, присущие портретным работам шведского мастера. Опираясь на личную переписку четы Николаи с сыном Паулем, можно предположить, что автором двух скульптур выступил некий Фрадиани. Далее приводим строки из письма Л. Г. Николаи сыну, написанного в 1789 году: «Господин Фрадиани изваял теперь из мрамора скульптуру. Она останется тебе и сохранит меня у тебя навсегда и после моей смерти. Смотри на неё при любых действиях, которые предпринимаешь, и спрашивай про себя её согласия» [1].

После смерти Л. Г. Николаи и И. М. Поггенполь, Пауль Николаи перенес останки родителей с кладбища Сорвали на семейный остров-некрополь, названный им Людвигштайн. По проекту архитектора Ч. Х. Тэйтама на острове была построена капелла в стиле неоготики, названная «Людвигсбург». На первом ярусе  капеллы долгое время располагались скульптурные изображения четы Николаи, пока не заняли достойное место в интерьерах Усадебного дома.

В хронологическом списке работ Гете, приведенном исследователем Томашем Милродтом, присутствуют только два скульптурных изображения семьи, датированных 1829 годом. Это скульптурный портрет Пауля Николаи, с примечанием: «возможно, уничтожен» и его супруги, Александрины Симплиции Николаи де Броглио с пометкой о хранении: «Государственный Эрмитаж, г. Ленинград» [4, с.99]. Из письма Пауля Николаи господину Гете 1827 года: «Если у вас будет намерение написать мне, дорогой г-н Гёте, скажите мне несколько слов о бюсте. Говорят, что генерал Сухтелен возвращается в Петербург на пароходе и может представиться возможность оценить бюст. С наилучшими пожеланиями, Пауль Николаи» [2]. Вероятно, речь идет об одном из бюстов, созданных руками самого скульптора в 1829 году. Следует сказать, что Эрика Густава Гете и генерала инженерных войск Петра Корниловича Сухтелена связывала многолетняя дружба. Предположительно, знакомство Пауля Николаи с Эриком Густавом Гете произошло именно благодаря  П. К. Сухтелену.

В настоящий момент три скульптуры из Усадебного дома хранятся в фондах Государственного Эрмитажа, куда были приняты в 1940 году. Судьба одной скульптуры, бюста Пауля Николаи, по-прежнему остается неизвестной.

В декабре 2018 года для показа в основной экспозиции музея-заповедника, в лаборатории реставрации и сохранения камня Государственного Эрмитажа были изготовлены две гипсовые копии скульптур: Людвига Генриха Николаи и Иоганны Маргаретты Поггенполь. Для воссоздания более точной гипсовой копии была отреставрирована мраморная скульптура И. М. Поггенполь: на портрете восполнен утраченный кончик носа. Далее были изготовлены формы из силикона, повторяющие в точности формы и мелкие детали оригинальных скульптурных изображений. После высыхания форм, специалисты лаборатории поместили в них специальный гипсовый раствор, который требовал длительной просушки. После застывания гипса, для достижения максимального результата, готовые копии обрабатывались вручную. Результат уникальных работ посетители музея-заповедника смогут оценить после открытия основной экспозиции музея, где скульптуры займут достойное место, а пока сотрудникам научно-исследовательского отдела, совместно с сотрудниками Государственного Эрмитажа, предстоит изучение исторических источников и литературы, с целью установления атрибуции скульптурных изображений Л. Г. Николаи и И. М. Поггенполь.

 

Материал подготовлен младшим научным сотрудником

научно-исследовательского отдела Прудниковой О. О.