17 Июн, 2019

 

Сто лет погоду наблюдали.
Такой, как нынче, не видали!
Валентин Берестов


   Людвиг Генрих Николаи не сразу решился купить имение Монрепо. Конечно, он мечтал выезжать из Санкт-Петербурга, мечтал о покупке усадьбы, но где-нибудь в Центральной Европе или в Англии. Еще в юности в своем стихотворении он пишет:

Я обрету счастье там, где смогу жить в тишине.
У скромного очага, среди пестрого поля, леса и грациозных ручьев,
В маленьком домике с малочисленной прислугой,
Где есть место для меня и моих друзей.

 

Здесь же, в Монрепо, вызывала опасения близость Швеции, которая нередко вела войны с Россией. Да и климат, слишком уж холодный и дождливый. Еще принц Вюртембергский (владелец имения Монрепо с 1784 по 1786 год) сетовал на климат Русской Финляндии. Например, 11 июня 1785 года он ошеломленно писал своему родственнику в Монбельяр, что еще 8 дней назад снежные сугробы и лед покрывали землю в усадьбе! Поэтому принц и позаботился о хорошем обогреве: для усадебного дома закупили 10 изразцовых печей. Погода часто приносила разочарование господину Вюртембергскому: «Получил бы много большее удовольствие от своего имения, если бы погода была лучше, но весь май был дождливым. Но как постройки, так и парк очаровательны»,  - пишет он родителям.

  И в письмах Людвига Николаи и его супруги Иоганны тема погоды и природных катаклизмов возникает частенько. «Последнюю неделю у нас стоят морозы, превышающие 15-17 градусов, а сегодня даже 22. Вы, конечно, понимаете, что мы сидим дома», - пишет Паулю матушка 20 октября (!) 1802 года. Или: «Уже два дня у нас стоит прекрасная погода, но мы за это дорого заплатили, так как конец апреля и начало мая были ужасными. Дождь, град, снег, ветер, то есть всё то, что Вы можете себе представить в это время года. На крышах даже появились ледяные сосульки и провисели там два дня. Но сейчас берёзы стоят зелёными, и мы видим, как пробивается трава» - это письмо от 12 мая 1800 года.

  Благодаря письмам барона Николаи мы знаем, что зимой 1805-1806 года «выпало так много снега, что от верстовых столбов по сей день видны одни вершины» (письмо от 13 марта 1806 г.). А 13 июня 1802 года над Монрепо пронесся страшный ураган! «Он разрушил все набережные, которые мы с таким трудом соорудили, а также пристань, опрокинул 190 деревьев, из которых более 150 было сломано в саду… Даже многие красавицы-липы с большой аллеи не уцелели… На Пампушинке лишь немного пострадала маленькая терраса позади скалы, в остальном остров полностью в целости…», - из писем, написанных летом 1802 года родителями Паулю.

  В Выборгской губернии бури и ураганы – явление нередкое.  Так, «Финляндская газета» от 19 августа 1902 года писала, что 2 августа в Выборге свирепствовала страшная буря, сопровождаемая сильным ливнем. «С полудня ветер начал усиливаться, небо сильнее заволоклось тучами, барометр упал до 726 мм. В 6 часов вечера буря была уже во всей силе: громадные волны перекатывались через дамбы, с силою ударяясь о пароходы. Большие яхты качались, почти задевая волны верхушками мачт; одна яхта сорвалась с цепи и была немедленно выброшена на берег. Много рыбаков было застигнуто на воде внезапно разыгравшейся бурей. Жутко было публике,  собравшейся на берегу, следить, как рыбаки, напрягая силы, дружно работали веслами и как их лодка, временами совершенно исчезая в волнах, медленно приближалась к берегу. Когда же рыбаки вышли на берег, то многие из публики спешили к ним, желая услышать подробности перенесенной ими борьбы с волнами. Но флегматичные финны, покуривая трубки, спокойно заметили: «ничего…свежий ветер». Однако этот «свежий ветер» повысил уровень воды у берегов Выборга почти на 2 аршина (142,24 см)». А в июле 1909 года над Выборгом пронеслась страшная гроза с градом. Градины были, по словам газет, величиною с наперсток! Грозы редко, но случались, даже зимой. Очевидцы одной такой грозы, которая сопровождалась снежной метелью, рассказывали, что «молния сверкала безостановочно. Ударов грома было не слышно, вероятно, вследствие завывания бури. В темную зимнюю ночь буря при бушевавшем ветре и блеске молнии казалась необычайно величественным явлением».

   Своеобразие климата Выборгской губернии испытывал на себе каждый приезжий, непостоянство и изменчивость погоды нашего края давно вошли в поэзию, пословицы и поговорки, став неотъемлемой частью местного фольклора.
Первый том «Военно-статистического обозрения Российской империи», который был напечатан в  Типографии Департамента Генерального штаба в 1850 году, посвящен Великому княжеству Финляндскому. Сведения собирал полковник Генерального штаба, военный топограф, барон Егор Егорович Любекер.

  Характеризуя климат Выборгской губернии, он пишет: «Страна, лежащая за 60 градусом северной широты, не может изменить своей северной природе. Суровая и продолжительная зима, короткое и жаркое лето, быстрый переход от одного к другому, то есть продолжение весны и осени в немногих неделях, составляет общий характер северного климата. Впрочем, в позднейшие времена начали замечать во всей Финляндии чувствительную перемену. Зима вообще наступала позже, нежели во времена древнейшие и обыкновенно бывала теплей; осень, напротив, сделалась продолжительнее. Это, вероятно, последовало от высушки многих болот и уменьшения лесов. В Выборгской губернии весна начинается в исходе апреля, лето в начале июня, осень в начале октября, а зима – в ноябре и декабре».

  Далее барон Любекер пишет, что «воздух и климат в губернии считаются здоровыми. О здоровости климата в губернии можно судить по достижению людьми глубокой старости… в Выборгской губернии из числа 10835 человек один достигал до 90 лет или более».

  Действительно, из-за достаточно сурового климата эпидемии, уносившие тысячи жизней,  здесь не были распространены и носили локальный характер. За двести лет жители Выборгской губернии лишь однажды испытали весь ужас «приключившейся тифозной горячки». Эпидемия тифа усугубилась скудным урожаем. Выборгский губернатор Окер Блом писал в 1867 году: «Минувший год был одним из самых затруднительных в губернии. Наступили необыкновенно рано сильные морозы, погубившие урожай ржи, овса и ячменя. Из бедственного положения стало прибывать большаго числа больных. Частная благотворительность, конечно, старалась похвальным поведением облегчить участь нуждающихся, но приношения явно не соответствовали потребностям. Эпидемия распространилась на всю губернию ближе к зиме, вместе с наступлением голода».

  Ранние морозы, холодное лето или поздняя весна часто были причинами недорода в Выборгской губернии. Какой урожай можно было получить летом 1805 года, о котором Людвиг Генрих писал сыну: «До сих пор наше лето было довольно никудышным. В основном ветер или дождь, но почти все время холодно». Хорошо, что почва в Монрепо  каменистая и песчаная, поэтому сразу по окончании дождя можно было выходить на прогулку – писал Паулю отец.

  Зимы, длинные и морозные, тоже частенько наносили ущерб садовому и цветочному хозяйству. «Суровая зима, которая была в этом году, поморозила все яблони, вишни, основную часть смородины, розы и даже сирень. Но, несмотря на общее несчастье, больше всего удручают яблони, которым требуется много времени, прежде чем они начнут плодоносить. Даже в оранжерее большинство растений и деревьев, достаточно дорогих, подверглись той же участи», - огорченно писала Иоганна Маргаретта сыну.

  Ученые всего мира давно уже волнуются из-за изменения климата, глобального потепления, вызываемого парниковым эффектом. Однако, как мало изменилась погода за 200 с лишним лет. Ведь, как писал Александр Сергеевич Пушкин:

В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе.


Вторит ему Федор Иванович Тютчев: «И в божьем мире то ж бывает, И в мае снег идёт порой…».

И по-прежнему, как и во времена Людвига Николаи, у нас всего четыре сезона: «Холодрыга», «Ну и слякоть», «Умереть можно от этой жары» и «Когда уже этот поганый дождь кончится» (современный анекдот).
Доброго вам дня и хорошего настроения в любую погоду!


Материал подготовила мл.научный сотрудник
музея-заповедника «Парк Монрепо» Наталья Лисица

Литература:
1.    Письма барона Л.Г.Николаи и И.-М.Поггенполь сыну,  Паулю Николаи.
             Архив НИО ГИАПМЗ "Парк Монрепо".
2.    Руофф Э. «Монрепо. Парк воспоминаний». Перевод Саксы А.И. Архив НИО  ГИАПМЗ "Парк Монрепо".
3.    Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т.1: Великое княжество Финляндия. Ч. 6: Выборгская губерния. СПб.,Типография Департамента Ген.штаба, 1850.


Интернет-ресурсы:
1.    https://digi.kansalliskirjasto.fi/sanomalehti/titles

Иллюстрации:
1.    Гаймар Поль. Вид на Выборг. Остров Людвигштайн в парке Монрепо, самая высокая скала, готический замок с четырьмя башнями. Замок был спроектирован английским архитектором Чарльзом Хиткотом Татемом. 1838 – 1840. Литография.
2.    Гроза в Выборге. Современное фото.
3.    Грузинский Петр. В снежной буре. 1871 г.