17 Июл, 2017

 

За рощей луг есть с мягкою травой,

За ним глухая местность. Там, в её  глубинах

Сокрыта хижина, в которой жил монах,

Он благочестьем славился. Воздвиг

Ее отшельник из деревьев павших,

Обшил берестою и ликами святых,

Повесил колокольчик деревянный.

На скудные щедроты подающих

Он бронзовый приобрести не мог.

И то сказать, он созывал

Лишь самого себя к ночной молитве.

 

Из поэмы Л.Г. Николаи

«Имение Монрепо в Финляндии. 1804»,

пер. с нем. И. Городинского

При обустройстве парка Монрепо Л. Г. Николаи не только учитывал популярные тенденции ландшафтного стиля второй половины XVIII века, но и воплощал собственные идеи в создании композиции парка. Более того, в замыслах по формированию парка угадывались сюрпризы, поражали неожиданные сочетания, облечённые тайной и прелестью авторской мысли.

Одним из таких загадочных мест является Хижина отшельника (Ил. 1, 2), которую, как указывает финская исследовательница Эва Руофф, «в семейной переписке называли Einsiedelei», что в переводе с немецкого обозначает скит, пустынь, уединение. Так же названо это место и в пояснении к плану парка Монрепо, выполненного по заказу Л. Г. Николаи в 1805 г. на основании проведённых графом Ф. Ф. Штейнгелем обмеров.

Само слово «отшельник», несмотря на свою словообразовательную кальку греческого anachorētēs, согласно этимологическому словарю Н. М. Шанского, воспринимается как суффиксальное производное от отъшьлъ «ушедший» (от мира).Стоит отметить, что в воззрениях барона Л. Г. Николаи можно узнать и философские принципы стоиков(адептов учения которых отличает невозмутимость в жизненных испытаниях, свобода от страстей и признание Бога как основной управляющей силы мира), и идеи эпохи Просвещения, где существование Бога не отрицается, но и не является основополагающим теологическим аспектом.

Очевидно, Людвиг Генрих Николаи хотел отразить в образе своегоотшельника-монаха не столько религиозные убеждения, сколько стремление к уединению и затворничеству. В переводе М. Костоломова максимально точно охарактеризован герой-отшельник, который не славился благочестьем (как в нарядном переводе И. Городинского), но «скромен [был] и благочестив». Следовательно, избегая и исключая всякий намёк на эгоизм (обратите внимание на отсутствие постфикса -ся, образованного от возвратного местоимения себя), Михаил Костоломов подчеркнул простоту и аскетический образ затворника.

Этот герой, нарисованный Л. Г. Николаи в поэме, символизирует желание уйти, удалиться от людей и суеты, тихо трудиться, острее и явственнее чувствовать созданное Творцом, прийти к осознанию смысла жизни человека. Хижину отшельника можно назвать сокрытым духом Монрепо, так как она и своим месторасположением, и идеей уединения иллюстрирует стремления владельца имения, который, будучи измотанным (морально прежде всего) от закулисья придворного общества, искал покоя в своей «спасительной скалистой усадьбе».

Согласно источникам, жилище отшельника было уничтожено пожаром в 1886 году, изображений кельи не сохранилось. Однако в книге Эвы Руофф «Монрепо – сад памяти» приведены следующие слова одного из посетителей Монрепо в 1851 г.: «Через красивые мостики, иногда очень маленькие, переброшенные чрез ручейки и канавки, шириною не более четверти аршина, дошли мы до хижины, в которой, по местному преданию, спасался один отшельник. Хижина очень маленькая, и в ней стоит небольшой столик и кровать, устланная высохшим камышом…» Известно, что попытки восстановить хижину предпринимались, однако время ничего не пощадило. Воссоздание нового павильона шестигранной формы без двери, который мы видим сегодня, произошло 5 лет назад, в июле 2012 года.

Теперь в Хижине отшельника находят уединение гости парка Монрепо, приехавшие отдохнуть и подумать «о вечном» (судя по надписям на стенах) из самых разных городов: Санкт-Петербурга, Кронштадта, Всеволожска, Пскова, Великого Новгорода, Ростова, Киева, Минска, Самарканда и даже… из космоса (Ил. 3, 4). Все надписи – будь то привет или размышление о силе правды, признание в любви или празднование годовщины – объединяет желание поделиться своей историей, городом, радостью и совершенно ясным осознанием самоидентификации.

Конечно, Л. Г. Николаи придавал этому месту особое значение, призывая волей-неволей остановиться у хижины, поразмышлять, осмотреться вокруг, прислушаться к голосам природы и побыть вдали от мира.., но вряд ли он предполагал ведение протокольной записи всех посетителей Монрепо на стенах павильона.

Придётся сотрудникам музея-заповедника «Парк Монрепо», чтобы защитить Хижину, всерьёз задуматься о предоставлении возможности самовыражения для всех аскетов, отшельников и просто желающих поделиться заслуживающими внимания мыслями.

Предлагайте свои идеи и пишите нам на электронную почту, а также оставляйте свои пожелания на странице музея-заповедника в социальной группе «Вконтакте»:

e-mail: park-monrepo@yandex.ru

https://vk.com/monrepovyborg .

Материал подготовила А.Ю. Коваленко,

начальник научно-исследовательского отдела

 ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»

 

Фото Андрея  Рассадовского