17 Апр, 2017

Когда молодой ещё Людвиг Николаи служил в Вене при российском после князе Д.М. Голицыне, для него открылась блестящая возможность знакомств. Kроме композитора Глюка и поэта Трапасси Русский биографический словарь (РБС) называет среди новых знакомых Николаи также и его «соотечественника» барона Фриса, причём подчёркивается, что общение Николаи с Фрисом «имело большое влияние на развитие его способностей». Чтобы понять, о каких способностях может идти речь, нужно вспомнить, кем был в Европе барон Фрис.

Иоганн Фрис, отпрыск старого швейцарского рода, родился в 1719 году в Мюлузе (это город в Эльзасе, в ста километрах южнее Страсбурга), – потому в РБС Фриса и назвали соотечественником Николаи. Во время войны за австрийское наследство (1744–1748) Фрис служил в так называемом английском комиссариате, который занимался снабжением английских, голландских и австрийских войск. Не вдаваясь в историческую подоплёку, отметим только, что стараниями Фриса английские субсидии остались в Вене. В благодарность императрица Мария Терезия предоставила Фрису некоторые привилегии. В том числе право чеканки знаменитого Талера Марии Терезии. Эта серебряная монета имела широкое хождение в Европе и в Америке, причём чеканилась она не только в Австрии, но и при других дворах. Фрис (говоря грубо) имел право оставлять себе треть процента. Очень скоро Фрис стал одним из богатейших людей Европы. Дело было, конечно, не только в процентах. Фрис занимался также производством дорогих тканей и основал собственный банк. Он был выдающимся бизнесменом своего времени, у которого было чему поучиться. К тому же Фрис явно был человеком открытого и добродушного нрава. И Людвиг Николаи внимал своему старшему другу. Весьма вероятно, что общение с Фрисом сыграло не последнюю роль в том, что Николаи позднее смог управлять финансами великокняжеской четы Павла Петровича и Марии Фёдоровны, выбрал себе жену из семьи банкиров и смог разумно распорядиться теми преимуществами, что даёт служба при дворе, – и это при том, что известен он стал как поэт и садовник!

В 1763–1764 гг. Николаи вместе с Фрисом совершили, как написано в РБС, путешествие по приморским городам Франции, в ходе которого Николаи имел возможность снова увидеться с Вольтером. В это время Вольтер уже был «фернейским патриархом» – владельцем имения Ферне близ Женевы, ткацких фабрик и часовых мастерских – человеком богатым и вследствие этого независимым. Такая встреча, тем более в обществе Фриса, могла только лишний раз убедить Николаи в том, что свободу обеспечивает состояние.

Иоганн Фрис обладал хорошим вкусом (это качество унаследовал его сын граф Мориц фон Фрис, известный австрийский коллекционер и меценат). Вокруг дворца Фриса в Фёслау был разбит прекрасный парк с гротами и прудами. На берегу одного из прудов Фриса и нашли 19 июня 1785 года с водой в лёгких. Было ли это самоубийство, историки до сих пор не уверены. В XIX веке банковский дом «Фрис и Ко» обрушился, и Мориц фон Фрис не смог ничего оставить своим потомкам.

Как старший друг, Иоганн Фрис был на несколько шагов впереди Николаи. Когда Николаи только стал австрийским бароном, Фрис получил уже титул графа. Нельзя утверждать, что жизненный опыт Фриса был усвоен Людвигом Николаи, но ему каким-то образом удалось соблюсти в жизни золотую середину и оставить своему сыну в наследство имение, знакомства и хорошее отношение при дворе.

Валентин Болгов, главный хранитель музейных предметов
ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»