25 Май, 2017

В собрании редкой книги музея-заповедника «Парк Монрепо» хранятся три книги одного из величайших французских писателей – философа, романиста, драматурга, историка и поэта эпохи Просвещения – Франсуа-Мари Аруэ де Вольтера (1694–1778). Книги выпущены в 1910-х годах в Санкт-Петербурге издательствами: «Вестник знания» (с гравюрами, портретами и карикатурами XVIII столетия) и «Академия» в 1931 году в серии «Сокровища мировой литературы».

Франсуа-Мари Аруэ (François-Marie Arouet), вошедший в историю под именем Вольтер (Voltaire), родился 21 ноября 1694 года в семье богатого парижского нотариуса. В семь лет он потерял мать. Шесть лет юный Аруэ провёл в иезуитском коллеже Людовика Великого в Париже, где кроме традиционного классического образования (над которым он потом так жёстко посмеялся), он приобрёл прочные дружеские связи с отпрысками знатных семейств, впоследствии занимавшими важные государственные посты.

Отец хотел, чтобы сын продолжил его дело, и устроил его в контору адвоката Аллена изучать законы. Однако молодой человек гораздо живее интересовался поэзией и театром, и охотнее вращался в кругу вольнодумцев-аристократов, объединившихся вокруг герцога Вандома. Там Вольтер сумел обратить на себя внимание остроумием, изяществом и дерзостью своих стихов. Он сочинил памфлет на регента герцога Филиппа Орлеанского, и это стоило ему заключения в Бастилию сроком на одиннадцать месяцев. В тюрьме он не терял времени даром, и после освобождения осенью 1718 г. в театре Французской комедии была представлена его трагедия «Эдип», на афише которой впервые появился литературный псевдоним «Вольтер». Под этим именем он и достиг всемирной славы.

В апреле 1726 года литературная работа была прервана новым арестом – на этот раз в результате ссоры с отпрыском одного из самых родовитых семейств Франции – шевалье де Роган-Шабо, который приказал своим лакеям избить Вольтера палками. Этот демонстративный жест аристократа по отношению к буржуа и позиция невмешательства высокородных приятелей Вольтера, дали ему ясно понять всю свою уязвимость перед лицом сословных привилегий. Чтобы избежать дальнейших осложнений, правительство решило упрятать в Бастилию не шевалье, а Вольтера. Выпустив его из тюрьмы, Вольтеру поставили условие, что он удалится из Парижа и будет жить в изгнании. По совету друзей он решил уехать в Англию, куда прибыл в мае 1726 г. и где оставался примерно до ранней весны 1729 года.

Знакомство с политической, общественной и духовной жизнью Англии имело огромное значение для мировоззрения и творчества Вольтера. Свои впечатления, с неизменной проницательностью и иронией, он отразил в «Философских письмах» (или в «Письмах об англичанах»). Изданная во Франции в 1734 году (без имени автора), книга эта была сразу же запрещена и сожжена рукой палача как богохульная и крамольная, что только способствовало её популярности. В ней Вольтер, сохраняя критическое отношение к английской действительности, подчёркивал её преимущества перед французской. Это касалось прежде всего религиозной терпимости, уважения к людям духовной культуры, а также конституционных прав, охраняющих неприкосновенность личности. В Англии он познакомился с творчеством Шекспира, его пьесы, до тех пор неизвестные во Франции, произвели на него неизгладимое впечатление.

Остро критическая позиция Вольтера по отношению к церкви и двору навлекла на него преследования, которые могли закончиться новым арестом. Он счёл разумным укрыться подальше от Парижа, у своей подруги маркизы де Шатле, в её замке Сире. Это была незаурядная личность, одна из самых умных и образованных женщин того времени. Вольтер называл её «божественной Эмилией». Она увлекалась науками, особенно математикой. Именно под её влиянием Вольтер, помимо литературы, стал интересоваться ньютоновой физикой. Двадцать лет, проведённые в Сире, стали решающим периодом в долгой карьере Вольтера как мыслителя и писателя.

Он писал во всех литературных и научно-публицистических жанрах. За эти годы им написаны десятки театральных пьес, множество лирических стихотворений, поэма «Орлеанская девственница» (была выпущена анонимно в Женеве в 1762 г. и сразу же внесена в «Список запрещённых книг» французской цензурой), исторический труд «История Карла XII» (1731), популярное изложение теории Ньютона «Основания философии Ньютона» (1736–1738), философские сочинения («Трактат о метафизике» (1734, издан посмертно), полемические статьи и даже тексты для опер, весёлые комедии и комедии-памфлеты. На протяжении всей своей долгой жизни Вольтер вел обширную переписку, которая раскрывают перед нами облик неутомимого борца за свободу мысли, защитника жертв фанатизма, мгновенно откликавшегося на проявления общественной несправедливости и беззакония.

Отношения Вольтера с французским двором носили напряжённый характер. Его попытки сделать дипломатическую карьеру потерпели неудачу. Его избрание во Французскую Академию состоялось только после трёх неудачных попыток (1746). Вольтеру приходилось бороться за постановку своих трагедий, которые подвергались запретам цензуры, – лучшие из них: «Заира» (1732), «Альзира» (1736), «Магомет» (1742) и «Меропа» (1743). В этих пьесах Вольтер, продолжая традиции великих классиков – Корнеля и Расина, – раздвигал изнутри привычные рамки классического театра, стремясь приспособить освещённую временем старую форму к новым просветительским задачам.

Когда в 1749 году мадам де Шатле неожиданно скончалась, Вольтер смог наконец принять приглашение прусского короля Фридриха II переехать в Берлин. Этот король, называвший себя «философом на троне», познакомившись с Вольтером, был очарован его гениальностью и остроумием. Вначале знаменитый писатель был осыпан всяческими милостями и даже получил звание камергера. Но вскоре начались разногласия, причин для которых было немало. Фридрих охотно демонстрировал перед мировым общественным мнением свою веротерпимость. Из французских писателей и учёных, преследуемых на родине за вольнодумство, он сформировал свою Академию, но и с этими людьми он был также груб и деспотичен, как и со своими подданными. Кроме того, Вольтеру стала в тягость обязанность править французские писания короля в стихах и прозе. Конфликт с королём был неизбежен. Вольтер подал в отставку и после трёхлетнего пребывания в Германии, в 1753 году, покинул прусский двор. Он ощутил себя счастливым, когда ему удалось вырваться «из львиных когтей». Так потерпела фиаско эта наиболее яркая попытка союза между монархом и философом.

Париж был для него закрыт – в придворных кругах хорошо помнили злой язык философа (ему также не простили побега в Германию). И поскольку возвращение на родину не сулило Вольтеру ничего утешительного, он поселился на территории Женевской республики, недалеко от французской границы. «Передние лапы во Франции, задние в Швейцарии; смотря по тому, откуда грозит опасность, я поджимаю то одни, то другие», – писал он друзьям. Он приобретает несколько имений, одно из которых – Ферней – становится его главным местопребыванием и центром мирового культурного паломничества. Тут он прожил последние 25 лет жизни, до февраля 1778 года. Здесь, у «фернейского отшельника» находили убежище и защиту жертвы фанатизма и произвола. Именно в эти годы приобретает особенный размах общественная деятельность Вольтера и достигает своего апогея его мировой авторитет. Но самым главным для него остаётся творчество, посредством которого он защищает справедливость, религиозную и политическую свободу.

Лёгкие стихи Вольтера на светские темы не утратили блеска, его стихотворные сатиры всё так же способны уязвить, его философские поэмы выражают редкую способность полностью выражать идеи автора, не нарушая требований поэтической формы. Да и многочисленные трагедии Вольтера, принесшие ему славу в XVIII веке, не потеряли своего исторического значения, хотя почти не ставились на сцене в современную эпоху.

Но, несомненно, что наиболее цельными, яркими и живыми в художественном наследии Вольтера оказались его философские повести. Они до сих пор читаются с неослабевающим интересом. Этот жанр сформировался в эпоху Просвещения и впитал её основные проблемы и художественные открытия. К лучшим из них относятся: «Задиг, или судьба» (1747), «Микромегас» (1752), «Кандид, или Оптимизм» (1759), «Простодушный» (1767). В них он внёс свой замечательный дар ясногои увлекательного повествования. Повести эти блещут остроумием, пересыпаны язвительными шутками и в карикатурных формах изображают пороки современного Вольтеру общества. Так, «Задиг» является жестокой сатирой на судебные и административные порядки, царившие во Франции при Людовике XV. «Кандид», написанный по возвращении из Пруссии, – злая сатира на засилье католической церкви, её нелепые запреты и установления. В «Микромегасе» в гротескно-сатирической манере писатель высмеивает французское правительство. Здесь он прямо выступает учеником Свифта и использует его приём «изменённой оптики» для осмеяния глупости и невежества министров. В повести «Простодушный» Вольтер применяет прием «отстранения», использованный ещё Монтескьё в «Персидских письмах». Здесь Франция, её общественные институты, деспотизм и произвол королевской власти, всесилье министров и фавориток, предрассудки показаны свежим взглядом человека-индейца племени гуронов, выросшего в другом мире, других условиях жизни.

В философских повестях Вольтера мы тщетно стали бы искать тонкий психологизм, погружение в душевный мир персонажей или правдоподобный сюжет. Главное в них – предельно заострённое сатирическое изображение социального зла, жестокости и бессмысленности существующих институтов и отношений.

Обращённость к действительной жизни, к её острым общественным и духовным конфликтам пронизывает всё творчество Вольтера, его философию, публицистику, прозу, поэзию, драматургию. При всей своей злободневности оно глубоко проникает в суть общечеловеческих проблем, выходящих далеко за пределы той эпохи, когда жил и творил писатель. В его творчестве, как и в самом человеческом типе просветителя, ярче всего воплотились характерные черты эпохи Просвещения. Именно поэтому его имя стало символом эпохи и дало название целому умственному течению европейского масштаба «вольтерьянству».

Творческое наследие Вольтера огромно: в полном издании Луи Молана (1878–1885) оно составило 52 тома почти по 600 стр. каждый, дополненные двумя большими томами Указателей. Из них 18 томов занимает эпистолярное наследие (более 10 000 писем). Именно о Вольтере сказал Виктор Гюго: «Это не человек – это ЭПОХА». Он основал во всей Европе союз, душой которого был сам. Девиз этого союза гласил: разум и терпимость! На его гробнице в Пантеоне, усыпальнице всех великих людей Франции, сделана надпись: «Поэт, историк, философ, он возвеличил человеческий разум и научил его быть свободным».

Т.Л. Просина,
хранитель музейных предметов
ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо»