14 Сен, 2020

       Мы уже писали о том, какое влияние оказала Калевала на творчество Дж. Р. Р. Толкина; вспомните заметку С. Ю.       Подзоровой на нашем сайте:

       http://parkmonrepos.org/content/dzhon-tolkin-i-kalevala

      Упоминали мы и автора книг о муми-троллях ‒ в заметке Н. Н. Лисицы о цветке Дрёме двудомной; такое прозвище дал Туве Янссон её друг, литератор и политик Атос Виртанен:

     http://parkmonrepos.org/content/o-smolke-hlopushke-eliseyskih-polyah-i-tuve-yansson

     Бывала ли сама Туве Янссон в наших краях? Для начала несколько широко известных фактов, которые связывают историю Туве Янссон с Выборгом. Во-первых, уроженцем нашего города был видный финляндский художник Сам Ванни ‒ наставник Туве Янссон в живописи и её первая любовь. Во-вторых, в Выборге родилась композитор Эрна Тауро, написавшая музыку для популярных в 1970-е годы песен на стихи Туве Янссон. И Ванни, и Тауро происходили из еврейской общины Выборга.

 

     Сам (Самуил) Ванни (1908‒1992) родился в семье выборгского торговца шляпками и шубками Арона Безпрозванного. Насколько успешным коммерсантом был отец Самуила, определить сложно. С одной стороны, в 1908 году его предприятие было объявлено банкротом, а на товарной станции Выборга оставались невостребованными адресованные ему грузы. С другой стороны, после переезда семьи в 1921 году в Хельсинки Самуил Безпрозванный не испытывал нужды. Отцовским бизнесом он, правда, не заинтересовался и поступил в Академию изящных искусств, а в 1930-е годы и сам стал преподавать, в том числе Туве Янссон.

 

    Эрна Тауро (1916‒1993) изначально появилась на свет в окружении музыки. Её отец, выборгский врач Исак Пергамент (жил и практиковал на Торкелинкату 22) обожал петь, а мама Рифка Розенталь ‒ играть на пианино. К тому же два дяди Эрны ‒ Моисей Пергамент и Симон Пармет ‒ были профессиональными композиторами. После революции семья Пергамент, как и семья Безпрозванных, переехала в Хельсинки. Эрна долгое время работала и медсестрой, и машинисткой (печатала на пишущей машинке), а также подрабатывала игрой на пианино в ресторанах, пока не познакомилась с режисёром Вивикой Бандлер, постановщицей первых мюзиклов по книгам Туве Янссон.

 

      Теперь вспомним книгу Туве Янссон «В конце ноября». В этой книге описан стеклянный шар, установленный на столбе в саду возле дома муми-троллей. Разумеется, такие зеркальные шары были весьма популярны в конце XIX и в начале XX веков. Например, их можно увидеть на картинах бельгийского художника Альфреда Стивенса (1823‒1906); упоминается подобный шар и в рассказе Льва Толстого «Ягоды» (1905). Однако, из множества изображений финляндских усадеб мы находим такой шар лишь на изображениях усадьбы Лимата под Выборгом: на фотографии Сигне Брандер (1912) и на акварели Виктора Светихина (1914). Усадьбу Лимата в 1912 году купил известный выборгский коммерасант и меценат Юхо Лаллукка (с 1913 по 1923 гг. усадьбой владела его вдова Мария Лаллукка). По завещанию четы Лаллукка были построены не только Библиотека Алвара Аалто в Выборге, но и Дом художников в Хельсинки. В Доме художников в 1930-е годы поселилась семья Туве Янссон; квартиру дали её отцу скульптору Виктору Янссону. Полагаем, что юная Туве не могла не слышать о чете Лаллукка и о их выборгской усадьбе.

 

        Лимата когда-то принадлежала поэту Людвигу Генриху Николаи; в 1788 году он купил её «в комплекте» с Монрепо и Фройденхофом. В Лимате было много сена и хорошая тетеревиная охота, но в 1801 году Николаи всё-таки продал её за 3 тысячи рублей выборгскому купцу и чиновнику Фридриху Вильгельму Ладо, а вскоре Лимата на целое столетие стала собственностью семьи Теслеффов. Сейчас в Выборге помнят генерала Александра Аматуса Теслеффа, чей портрет украшает Военную галерею Зимнего Дворца. Но усадьба Александра Теслеффа, возглавившего в 1842 году комитет по строительству Сайменского канала, была в Юстиле, а Лиматой владел его старший брат генерал Петер Георг Теслефф (1775‒1844), директор Финляндского кадетского корпуса. Людвиг Генрих Николаи был хорошо знаком с семьёй Теслеффов; в 1804 году Петер Теслефф, тогда ещё поручик, чуть не стал управляющим Куликами, тамбовским имением Николаи. Мать братьев Теслеффов Кристина Амалия была урождённая Ладо, тем не менее Петер Теслефф в 1818 году выкупил Лимату у семьи Ладо за 15 тысяч рублей.

 

       Дом в Лимате был построен по проекту Карла Людвига Энгеля. Кто установил перед домом зеркальный шар ‒ внуки Теслеффов или уже сам Юхо Лаллукка, ‒ мы не знаем. При Марии Лаллукка Лимата часто принимала летом многочисленных гостей, в том числе артистов, так что дальнее эхо воспоминаний об этих приёмах наверняка достигало слуха Туве Янссон, жившей среди богемы в хельсинкском доме Лаллукка.

 

       Конечно, скорее всего, Туве Янссон не бывала в Монрепо. А если бы и приехала в 1930-е годы, то понравился ли он ей? Очень уж много хемулей. Разве что в лесу спокойно, утром или на закате, поближе к Саммонсари… Последней ниточкой, связавшей семью Янссон с нашими краями, стала почтовая марка, выпущенная в Финляндии в 1941 году в связи с возвращением Виипури. Марку с изображением Выборгского замка нарисовала мама Туве Янссон, Сигне Хаммарштен, художник Банка Финляндии и «мама финской почтовой марки», как называют её финские филателисты.

 

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов