06 Фев, 2018

Людвиг Генрих Николаи был приглашён в Россию, чтобы стать одним из наставников великого князя Павла Петровича. В 1769 году, когда Николаи прибыл в Санкт-Петербург, цесаревичу исполнилось 15 лет (он уже прошёл часть образовательной программы, подготовленной для него под руководством графа Никиты Ивановича Панина). Николаи привелось не только доучить великого князя, но и остаться при нём на службе, а затем возглавить Императорскую Академию наук в Санкт-Петербурге и создать знаменитый парк в своём выборгском имении Монрепо.

О том, как выглядел Павел Петрович до своего совершеннолетия, можно судить по большому числу его портретов того времени. Хорошо известны его «детские» портреты русских художников Рокотова, Лосенко, Антропова, Христинека (последний, Логгин Захарович Христинек, хотя и родился в немецкой семье, прожил весь свой век в России).

Несколько портретов Павла Петровича написал датский художник Вигилиус Эриксен (1722–1782), прибывший в Россию ещё при императрице Елизавете Петровне. При Екатерине II Эриксен пользуется престижем при дворе и в высшем свете. Как отмечал в своих записках о искусстве в России Якоб Штелин, Эриксен не получал нигде жалования, но зато дорого брал за свои работы.Многие неоплаченные картины Эриксен забрал с собой в Данию, но Екатерина II часть из них выкупила

Наиболее известен его Портрет великого князя Павла Петровича в учебной комнате (написан около 1766 года), хранящийся в Государственном Эрмитаже. Ещё один портрет Павла Петровича кисти Эриксена находился до 1917 года в собрании российского предпринимателя Николая Егоровича Врангеля (1847–1923).Этот портрет былопубликован в журнале «Старые годы» за 1911 год, в номере за июнь–сентябрь.

В иллюстрациях к статье искусствоведа Николая Николаевича Врангеля (1880–1915),сына упомянутого выше коллекционера,представлены и другие портреты Павла Петровича, выполненные иностранными художниками. Это портреты кисти Делапьера и Торелли, на которых Павел Петрович изображён в адмиральском мундире. Звание генерал-адмирала было пожаловано Павлу Петровичу Екатериной II ещё в 1762 году, хотя исполнять эти обязанности цесаревич мог только спустя десять лет, по достижении совершеннолетия.

Николя Бенджамин Делапьер (1739–1802), французский художник, ученик Ванлоо и Шардена, которых так ценил Николаи, работал в России в 60–70-е годы XVIII века. Его портрет Павла Петровича хранится ныне в Государственной Третьяковской галерее; до 1917 года портрет находился в галерее Голицынской больницы в Москве; этагалерея была учреждена по завещанию князя Дмитрия Михайловича Голицына, российского посла в Вене, при котором Николаи служил в молодости секретарём.

СтефаноТорелли (1712–1784), итальянский мастер, был приглашён профессором в Императорскую Академию художеств князем Иваном Ивановичем Шуваловым, основателем академии. Как и Николаи, прибыв на службу в Россию, Торелли остался здесь навсегда. Он прославился как выдающийся декоратор императорских дворцов (в частности, выполнил фрески в Китайском дворце Ораниенбаума) и как портретист. Его портрет Павла Петровича (портрет с арапчонком) ныне в Государственном Эрмитаже, до 1917 года он находился в подмосковном имении Чернышевых Яропольце.

Торелли называют приверженцем стиля рококо, который со становлением в России классицизма уже не находил широкого отклика. Но Людвигу Генриху Николаи, как нам кажется, эстетика рококо не была чужда до самых преклонных лет. Врангель в своей статье описывает манеру Торелли следующими словами:

«Люди Торелли– боги и богини, населяющие Олимп. Широко и свободно окутывает он их лёгкими дымками материй, свободно разбрасывает и сочетает в группы, легко завязывает и распутывает самую сложную композицию.<…>У Торелли все свободны и не связаны путами жизни. Легко, почти не касаясь земли, скользит Екатерина в образе Минервы, вьются розово-серебряные амуры, жмутся друг к другу прелестные "тьеполовские" женщины. И даже природа Торелли свободно-весела: дымно курятся облака, прихотливо растрепывается светло-зелёная листва деревьев.Даже когда пишет Торелли парад или маленького цесаревича, гарцующего перед солдатами, то и здесь скорее балетным персонажем кажутся эти гатчинские кирасиры.Торелли рассказал в сжатой и меткой характеристике о капризных прихотях своего времени, и волшебным чудится нам оно».

Валентин Болгов,
главный хранитель музейных предметов

Литература
•    Врангель, Н. Н. Иностранцы в России. / Бар. Н. Врангель. // Старые годы :Ежемесячник для любителей искусства и старины. 1911. Июнь-сентябрь. С. 5-94.
•    Записки Якоба Штелина. Об изящных искусствах в России. / Сост., пер. с немецкого, прим. К. В. Малиновского. В 2-х томах. М.: Искусство. 1990.
Иллюстрации
Экземпляр журнала «Старые годы» из собрания ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо». ПМ-КП-67/1. РК-176. ГК-9024422.
1.    Эриксен: Вел. кн. Павел Петрович [в учебной комнате].
2.    Эриксен: Вел. кн. Павел Петрович. (Собр. бар. Н. Е. Врангеля).
3.    Делапьер: Цесаревич Павел Петрович. (Голицынская больница в Москве).
4.    С. Торелли: Император Павел I. (Собр. гр. И. И. Чернышева-Кругликова, в «Яропольце», Московской губ.).
С. Торелли: Екатерина II. (Собств. Е. И. В. Вел.