27 Фев, 2018

Можно только пожалеть о том, что описания Гатчины знатными свидетелями того времени очень немногочисленны. Это объясняется тем, что иностранцы, оставившие свои мемуары, были в большей степени покорены блеском большого Двора, и меньше интересовались Гатчиной, где великокняжеская чета вела тихую и довольно уединённую жизнь. В основном, это воспоминания лиц, служивших в ближайшем окружении цесаревича и в его любимых гатчинских войсках.

Скажем несколько слов об убранстве самого Гатчинского дворца. После князя Орлова Павел старательно перестраивал и переделывал его, конечно, не без участия хорошо образованной и обладавшей отменным художественным вкусом Марии Фёдоровны. Поэтому, её влияние на Павла Петровича в этом смысле бесспорно и неудивительно. Хотя Павловск, где они жили прежде, и был ближе её сердцу, но и в Гатчине можно было найти многое, что отражало её вкус.

Известно, что она любила художество, сама много творила, близко сотрудничала с архитекторами и художниками, строившими её дома. Выросшая в великолепных дворцах Монбельяра и Этюпа, она, в частности, сохранила вкус и пристрастие к хорошей мебели. Кстати, мебель – столы, комоды, стулья – цесаревич и его супруга покупали на собственные деньги (чтобы не обращаться к Императрице). К сожалению, многое из этой мебели не сохранилось до наших дней.

Не забудем, что они только что объехали самые просвещённые дворы Европы, и видели торжественную пышность дворцовых зал, в которых красивая мебель и многочисленные предметы искусства придавали изящное благородство этим залам.
При этом, в обустройство собственных покоев Павел внёс простоту и строгость.

Одно из первых по времени описаний Гатчины, уже по восшествии Павла Петровича на престол, принадлежит барону Бальтазару Кампенгаузену (СПб., 1797): «Внутренность дворца столь же свободна от упрёка в перегруженности роскошью, столько она отвечает внешнему его виду по вкусу и величественности. Настоящим своим устройством и отделкою она почти всецело обязана нынешним своим владельцам. Неоднократно нужно её осмотреть, чтобы иметь возможность её узнать и описать. ... Всюду господствует величайшая чистота и нигде не встречается тех тёмных переходов, которые в столь многих дворцах производят отталкивающее впечатление».

Летом 1797 г. в Гатчине гостил польский король Станислав-Август Понятовский. По назначению государя, вице-адмирал С. И. Плещеев должен был провести его по дворцу и парку. Он оставил после себя записки, в которых живо, хотя и в сжатой форме представил свои впечатления от России. В Гатчине он провёл 25 дней и написал также несколько строк о дворце: «Расположение комнат осталось таким же, как оно было при графе Орлове, но украшения мраморами, бронзою и картинами принадлежат вкусу Императора, который очень расширил дворец ещё в бытность свою великим князем.» Дворец явно заинтересовал короля, и через два дня он вновь осматривал его. Вывод высокого гостя был таков: «Павловск представлял из себя только маленькое сокровище в сравнении с Гатчиной, где было всё величественнее».

Остаётся только сожалеть, что многие очень ценные воспоминания не сохранились. Так, дневник Императрицы Марии Фёдоровны, который она самым тщательным образом вела всю жизнь, был сожжён, во исполнение воли матери, рукой её сына, Николая Павловича. Поэтому мы имеем весьма скудные сведения об убранстве Гатчинского дворца времени правления Павла I.
После кончины Императора полновластной хозяйкой Гатчины стала Мария Фёдоровна, которая часто и подолгу жила там. Она благоговейно чтила память покойного супруга, бережно хранила его вещи, и, конечно, за время своей жизни, старалась сохранить Гатчину в том виде, как её любил покойный государь. В первую очередь, это относится к тем комнатам дворца, которые занимал сам Павел I. В тех же помещениях, которые занимала она сама, там, где она жила, принимала, то за многие прошедшие годы, вероятно, были произведены различные изменения, продиктованные изменившимися вкусами, модой, да и просто потребностями жизни.

Английский врач Грандвилль, побывавший в России зимой 1827 г., оставил краткие воспоминания о комнатах дворца: «Комнаты маленькие, и не могут похвастаться убранством в духе величественном. Самые лучшие из них – апартаменты Императрицы-Матери, из них прекрасный вид, они украшены экзотическими растениями, многие из коих в цвету. Все комнаты покрыты коврами, и это вызывает представление об уюте и комфорте.»

После кончины вдовствующей Императрицы Марии Фёдоровны в 1828 г. Гатчина оказалась в определённой опасности: некому было сохранять былую красоту и величие. Николай Павлович попытался перестроить и переделать дворец для себя, вышло плохо. Через несколько десятилетий ещё один Император – Александр III тоже сделал Гатчину местом пребывания для своей семьи. И хотя комнаты первых державных хозяев дворца претерпели при этих переделках небольшие изменения, многие помещения совершенно утратили характер XVIII столетия.

Материал подготовила Т. Л. Просина,
 хранитель музейных предметов

Иллюстрации:
Журнал «Старые годы» из собрания ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк Монрепо». ПМ-КП-6/42. ГК- 7256183.
1.    «Щукин: Император Павел I.»
2.    «Деталь дворца со стороны сада.»
3.    «Вид на кабинет Павла I.»
4.    «Тронная зала Павла I в нижнем этаже.»
5.    «Часы в Тронном зале Императора Павла.»