Фундамент бани


Дворянская усадьба XVIII-XIX веков представляла собой маленькое государство с домом хозяйским и домом для гостей и для прислуги, каретником и конюшнями, теплицами и ледниками, молочней, птичником и, конечно, баней. Баню ставили на порядочном расстоянии от жилого дома, чтобы, не дай Бог, не случилось пожара. Но в то же время и не  слишком далеко, чтобы не простудиться, возвращаясь  после парилки.  Как правило, баню строили около реки, озера, пруда или залива. Рубили баню чаще всего из хвойных пород дерева – ели или сосны. Бревна выбирались толщиной не тоньше 5 вершков (1 вершок=4,4 см). Сруб снаружи досками не обшивали: таким образом достигалось лучшее проветривание дерева. Расположение окон и дверей тоже было неслучайным. Чтобы сохранить тепло и избежать сквозняков, располагали окна и двери с одной стороны. На дощатый потолок клали бересту, мох, дерн. Кровлю делали двускатной, а пол настилали с уклоном, чтобы вода стекала, и сырость в бане не заводилась. На горячую печку-каменку, сложенную из валунов среднего размера и без трещин, лили воду или квас, и баня заполнялась целебным паром. Топили баню ольховыми или березовыми дровами. А парились дубовыми или березовыми вениками. Приговаривая: «В бане веник – дороже денег». Заготавливали веники в конце мая – начале июня, пока листочки   были молодые, мягкие и нежные. Прежде чем начать париться, веник замачивали в кипятке. Попарившись, этой водой скачивались, потому что такая вода считалась целебной. Одним веником парились лишь единожды, после бани его могли применять для уборки. Считалось, что на год для одного человека нужно заготовить 70 (!) веников.

Возможно, что и в имении Монрепо барон Николаи построил традиционную парную баню. Во всяком случае, когда во время археологических раскопок был обнаружен фундамент бани на берегу залива, археологи сделали вывод, что баня была деревянной на каменном фундаменте,  с печкой. Состояла баня из двух помещений, в одном из которых была топка. Барон Николаи не оставил никаких чертежей бани, но в письмах сыну Паулю баня упоминалась неоднократно. Впервые Людвиг Генрих упоминает  о том, что баня в имении есть, в сентябре 1798 года: «Перед баней овальная площадка будет густо засажена деревьями». Николаи заботились не только о гигиенической пользе бани, но и об эстетике: «Площадка перед баней тоже будет очень красива».  А уже в начале XIX века вместо старой бани в Монрепо была построена новая.  В апреле  1804 года Людвиг Генрих пишет сыну: «старую баню переоборудовали в сераль (видимо, в сарай). Новая приносит радость нашим людям. Только что сложили печь в твоей маленькой бане».  Вероятно, для Пауля соорудили в усадьбе персональную баню.