Не сохранился.
Павильон Паульштайн – самая ранняя парковая постройка  Л. Г. Николаи.  Павильон получил свое название в честь сына поэта – Пауля
В 1840 г. Пауль писал: "Это творение навечно почившего отца стоит как новое уже полстолетия. С высоты, на которой размещается домик, обозревается почти весь сад". Павильон был хорошо виден из многих мест парка. Паульштайн стал кабинетом Л. Г. Николаи .
Деревянный павильон состоял из небольшого квадратного центрального зала и двух маленьких симметрично расположенных пристроек. Как пишет А. А. Кищук, "благодаря остекленным дверям зал имел не только зрительную, но и действительную связь между участком парка на скальной гряде и террасой перед павильоном". Уже в 1798 году существует "садик Пауля под Паульштайном". Одно время там стоял бюст Л. Г. Николаи, после его смерти перенесенный на остров Людвигштайн. Рядом с павильоном в небольшом скальном углублении был устроен маленький пруд. Его стены были выложены обломками гранита. Здесь же рядом на вытянутом полуостровке, расширив пруд, предполагалось построить "увеселительный домик". Задуманная, но полностью не осуществленная, планировка этого участка показана на плане 1806 г.
Павильон утрачен в 1940-ых гг.
Из поэмы Л. Г. Николаи "Имение Монрепо в Финляндии. 1804":
           Дойди до Паульштайна, он виден всем,
           Встал в дымке над скалой и сам все в далях видит.
           (Здесь мой далекий сын любил сидеть,
           Чтоб вспомнилось о нем, назвал я это место.)
(перевод с немецкого И. И. Городинского)
 

Конец XVIII в.
(Павильон не сохранился).
В европейских пейзажных парках английского типа со второй половины XVIII века были очень популярны китайские мотивы. Эти модные веяния коснулись и Монрепо. В восточной части парка на холме была возведена видовая башня в форме китайской пагоды, названная Мариентурм («башня Марии») в честь императрицы Марии Фёдоровны. Вполне возможно, что дата появления её относится к периоду, когда имением владел брат будущей императрицы, а тогда ещё великой княгини – выборгский наместник Фридрих Вильгельм Карл Вюртембергский – а именно, к 1784-86 гг.
Это был деревянный двухэтажный павильон с обходной галереей, внешней лестницей и видовой площадкой под вторым ярусом кровли. Стены снаружи были украшены геометрическим орнаментом; на верхушке шпиля красовался дракон - особо почитаемое в Китае священное мифическое животное. Внутреннее убранство павильона включало в себя скульптурные изображения, в том числе – императрицы Марии, а также росписи стен, выполненные, как гласит предание, по ее эскизам в «помпеянском» стиле. Этот стиль вошёл в моду после археологических раскопок Геркуланума и Помпей и был основан на образцах найденных там росписей.
С верхней видовой площадки павильона Мариентурм открывался живописный вид как на водное пространство и противоположный берег, так и на обрывы скальной гряды, спускающиеся к прибрежной равнине.
На месте беседки сегодня можно видеть лишь её фундамент
 

(1798 г.) Не сохранился. Сын Л. Г. Николаи, Паулем Николаи , находясь на дипломатической службе в Англии, знакомился со знаменитыми английскими парками. Там он и увидел "зонтики", расположенные на видовых точках, откуда открывались вид на окрестности. По словам Б. М. Соколова, "китайский мир стал частью садового мира Просвещения […] Важную роль сыграл авторитет китайцев — создателей "природного" сада и народа загадочных мудрецов […] не менее важным было понимание пейзажного парка как мира, у которого есть собственная история и география, по которому можно путешествовать как по карте мира."  Пауль послал чертежи садовнику Монрепо Бистерфельду, который и построил зонтик и ведущую к нему лестницу на валуне с восточной стороны от главных усадебных ворот. Людвиг Генрих Николаи увидел новое сооружение впервые, когда приехал в Монрепо в июне 1798 г.. Как писал отец сыну, "уже при въезде меня приятно поразил твой китайский шампиньон на большом камне. Это хорошая, умело выполненная идея". "Китайский зонтик"  был изображен на одном из видов Монрепо, изображенных в 1830-х гг. по заказу Пауля Николаи на тарелках Королевским фарфоровым заводом в Копенгагене. Как пишет Эва Руофф, "первые из тех китайских зонтиков, что появились в пейзажных парках, дали впоследствии импульс к тому, чтобы на всех обзорных площадках начали возводить различные украшенные крыши. На старых фотографиях видно, например, что на берегу в Иматре в 1870-х годах была красная парасоль, которая была намного более грубо сделанной и неуклюжей, нежели соответствующая старая постройка в Монрепо". После 1870-х гг. "Китайский зонтик" в источниках не упоминается.


Павильон не сохранился. Большой шатер на одном из прибрежных островов Монрепо, получившем название острова Палатки, был возведен по указанию Людвига Генриха Николаи не позднее 1806 года. В своей поэме "Имение Монрепо в Финляндии"  Л. Г. Николаи не упоминает об этой постройке, однако на карте парка, помещенной в первом издании поэмы (1806) павильон уже обозначен. В пейзажных парках конца XVIII века подобные сооружения были весьма популярны, особенно после заключения между Россией и Османской империей Кучук-Кайнарджийского мира (1774 г.). Как правило, это были круглые в плане палатки или шатры, покрытые полосатой тканью и увенчанные шпилем с полумесяцем на острие. В ряде случаев вместо ткани использовался более прочный материал. Турецкая палатка в Монрепо изображена на одной из акварелей, выполненных датским художником К. Кристенсеном в 1830 году. На этом изображении видно, что павильон стоял у самого берега, укрепленного каменной кладкой, на ровной площадке, откуда открывался вид на весь усадебный комплекс. Единственный вход в шатер располагался со стороны залива. Основной корпус палатки имел цилиндрическую форму, и цветные полосы на ткани были расположены горизонтально. Верхняя часть сооружения имела шатровое покрытие, и здесь полосы на ткани располагались вертикально, сужаясь по направлению к центральной оси конструкции. Вероятно, при строительстве турецкой палатки в Монрепо был использован типовой проект. Время, когда павильон на Палаточном острове был утрачен, неизвестно. Возможно, он был разобран по указанию владельцев имения, когда подобные сооружения окончательно вышли из моды.


Реконструкция. 1999 г. Деревянный павильон в оконечности узкого мыса в северной части парка был построен при Людвиге Генрихе Николаи. Подобные павильоны, имитирующие образцы античной архитектуры, в конце XVIII в. были обязательным элементом пейзажного парка. Они выполнялись в камне, но чаще можно было встретить простые деревянные конструкции, называвшиеся Храмами. Зачастую владельцы парков посвящали эти «храмы» различным добродетелям – благочестию, милосердию, дружбе, верности. Время возведения павильона Храм в Монрепо неизвестно. Из писем Людвига Николаи сыну Паулю следует, что в 1798 году проектами двух «храмов» для Монрепо занимался Джузеппе Мартинелли. Одновременно с этим велись работы по подготовке участков парка, предназначенных для строительства. На полуострове, который сейчас называется полуостровом Нептуна, расчищали землю от камней и возводили террасу со стороны острова Людвигштайн. Естественная растительность на участке была прорежена, но отдельные старые ели были сохранены. В поэме «Имение Монрепо в Финляндии» (1804) Людвиг Николаи упоминает о строящемся «открытом храме» в греческом стиле, рядом с которым стоят две старые ели. Вероятно, в то время, когда велась работа над поэмой, строительство еще не было завершено. Спорным остается вопрос об авторе проекта павильона Храм. Существует предположение, что при строительстве павильона в Монрепо за основу был взят проект Тома де Томона. Во внутреннем пространстве Храма была установлена скульптурная группа, изображающая богиню Пиетас с младенцем на руках – символ благочестия и родительской любви. Вероятно, в связи с этим павильон получил название Храма Благочестия. На террасе рядом с Храмом Людвиг Николаи решил разместить мраморную скульптуру, изображающую Нептуна. Она была установлена на постаменте, украшенном фигурами дельфинов. И Нептун, и постамент с дельфинами, были приобретены Николаи в числе большой группы античных скульптур, которую он закупил у архитектора Винченцо Бренны. Позже скульптурное изображение Нептуна или Юпитера было перенесено в пространство Храма вместе с постаментом, и павильон стали называть Храмом Нептуна. В ряде исследовательских работ высказано предположение, что в 1830-х годах проектированием или ремонтом павильона Храм в Монрепо занимался А.И. Штакеншнейдер, однако эти сведения ничем не подтверждены. На участке, где располагался павильон, велись берегоукрепительные работы, была высажена живая изгородь из елей, а по двум сторонам от Храма Нептуна высажены две сосны, одна из которых сохранилась до настоящего времени. Храм Нептуна сохранился в годы Второй Мировой войны, однако в 1940-х годах он уже был в очень ветхом состоянии. В 1948 году павильон был разобран. Восстановление Храма Нептуна в 1999 году осуществлено по инициативе общественной организации “Pro Monrepos” (Финляндия). Это была вторая совместная работа музея-заповедника и “Pro Monrepos” по реконструкции парковых объектов. Восстановленный в 1999 г. павильон утрачен в результате пожара в ночь с 6 на 7 июня 2011 г.


из поэмы Л. Г. Николаи "Имение Монрепо в Финляндии. 1804":
За рощей луг есть с мягкою травой,
За ним глухая местность. Там, в ее глубинах 
Сокрыта хижина, в которой жил монах,
Он благочестьем славился.Воздвиг 
Ее отшельник из деревьев павших,
Обшил берестою и ликами святых,
Повесил колокольчик деревянный.
На скудные щедроты подающих
Он бронзовый приобрести не мог.
И то сказать, он созывал
Лишь самого себя к ночной молитве.
       (перевод с немецкого И. И. Городинского)
Как пишет Эва Руофф,  "так называемые хижины отшельника были весьма популярны в пейзажных парках конца XVIII в. Они служили напоминанием о простой жизни, лишенной суеты. Не позднее 1790 г. в парке Монрепо также появилась некая хижина отшельника или место, которое в семейной переписке называют Einsiedelei (нем.: уединение) и располагавшееся в западной части парка, на берегу маленького озера".
Автор проекта павильона неизвестен. В 1798 г. проектированием павильона занимался Д. А. Мартинелли. Есть предположение, что к составлению проекта был причастен Пауль Николаи. Павильон был выполнен из бревен, стены обиты берестой и украшены иллюстрациями из Библии, крышу увенчивала башенка с подвешенным на ней деревянным колокольчиком. Павильон не был виден издали. Он возникал неожиданно, только тогда, когда дорожка вплотную подводила к нему. Как писал один из посетителей Монрепо в 1851 г., "через красивые мостики, иногда очень маленькие, переброшенные чрез ручейки и канавки, шириною не более четверти аршина, дошли мы до хижины, в которой, по местному преданию, спасался один отшельник. Хижина очень маленькая и в ней стоит небольшой столик и кровать, устланная высохшим камышом…". Хижина сгорела около 1876 (1886?) г., ее изображений не сохранилось. После пожара на его месте был построен новый павильон шестигранной формы без двери, с раскрытой одной гранью стены в сторону дорожки.
 

Реконструкция. 2007 г. Автор К. Н. Бобков. Скульптура, изображающая героя карело-финского эпоса "Калевала", является копией утраченного памятника работы Йоханнеса Таканена (1873 г.) Первое скульптурное изображение Вяйнемейнена в Монрепо появилось в 1831 г., за четыре года до выхода первого издания "Калевалы". Это изваяние было заказано владельцем имения Паулем Николаи датскому скульптору Готтхильфу Борупу. Еще отец Пауля предполагал использовать эту часть парка для установки скульптурной группы (со статуей святого Николая), но его замысел так и не был осуществлен. "Вяйнемейнен" Борупа был выполнен в гипсе. Поскольку представления о том, как мог выглядеть легендарный герой северных сказаний, были в то время весьма неопределенными, статуя напоминала античные изваяния. Вяйнемейнен был одет в короткую римскую тунику, а в руке держал инструмент, больше похожий на кифару, чем на кантеле. На открытие памятника в выборгской газете было опубликовано короткое стихотворение: "Вяйнемейнен, исполненный силы, радостный отец песен, любимый, несущий мир! Добро пожаловать в Выборг, Крепость Карелии!" В 1871 году статую разбили вандалы. Через несколько месяцев заказ на новое скульптурное изображение Вяйнемейнена для парка Монрепо получил Йоханнес Таканен. Выходец из семьи батраков, работавших в имении под Выборгом, Таканен сумел получить хорошее художественное образование в Хельсинки и Копенгагене и стал впоследствии самым известным ваятелем Финляндии. Новая скульптура была выполнена в цинке. В 1873 году ее перевезли в Монрепо и установили на прежнем месте. В годы Второй Мировой войны она была утрачена. Идея о необходимости воссоздания "первого в Европе памятника литературному герою" была высказана в 1988 году Дмитрием Сергеевичем Лихачевым в документальном фильме "Монрепо". Осуществить этот замысел удалось спустя почти два десятилетия. Воссозданная скульптура была торжественно открыта 2 июня 2007 года.


1827 г., архитектор – Чарльз Хиткот Тэтам.
Принят под охрану как памятник архитектуры республиканского значения постановлением Совета министров РСФСР от 30.08.1960 г. № 1327.
Памятник архитектуры федерального значения в соответствии с указом Президента РФ от 20.02.1995 г. № 136.
Памятник расположен в центральной части парка, на вершине отвесной прибрежной скалы. Монумент из серо-зелёного мрамора в виде обелиска на постаменте с двухступенчатым цоколем был изготовлен, по проекту английского архитектора Чарльза Хиткота Тэтама (1772-1842), в мастерской шведского скульптора Эрика Гёте (1799-1838) и установлен в Монрепо в июле 1827 г. Монумент посвящён памяти братьев жены Пауля Николаи, служивших в Преображенском и Семёновском гвардейских полках и погибших в сражениях эпохи наполеоновских войн. Князь Огюст-Сезар де Бройль (Auguste-César de Broglie; 1783-1805) погиб под Аустерлицем, а его младший брат, князь Шарль-Франсуа де Бройль (Charles-François de Broglie; 1788-1813) – под Кульмом. В ниши постамента вставлены мраморные плиты с надписями на латинском языке: на северной и южной стороне надписи посвящены Александру I и установке обелиска Паулем Николаи, на восточной и западной – братьям де Бройлям. В надписях употреблено латинизированное написание их имён: Август и Карл Броглио (Broglio). Восточная плита, посвящённая Огюсту-Сезару де Бройлю, утрачена. Не сохранились установленные в основании обелиска барельефы, изображавшие рыцарские шлемы.
Лестница к обелиску расположена на южном, пологом склоне, в противоположной от берега стороне. Удобные дорожки к лестнице ведут от липовой аллеи у Главного усадебного дома и от набережной. Постоянное использование для подъёма к монументу выполненной в начале XIX века насыпи со стороны берега приводит к её постепенному разрушению.
Скала, на которой был установлен обелиск, носит название Леукатской (Левкадийской) – по древнему названию (Леука, Левкада) острова Санта-Мавра (Ионические о-ва, северо-запад Греции). В древности на Левкаде был храм Аполлона, расположенный вблизи утёса, с которого ежегодно в качестве искупительной жертвы сбрасывали преступников. По преданиям, с Левкадийской скалы из-за неразделённой любви бросилась в море поэтесса Сапфо. Выражение «броситься с Левкадийской скалы» стало обозначать угрозу покончить жизнь самоубийством от отчаяния. Л.Г. Николаи использовал этот мотив из древнегреческой поэзии для создания в Монрепо павильона Храм Амура.
 
Из поэмы Л.Г. Николаи «Имение Монрепо в Финляндии. 1804»:
И не походит ли высокая скала
На знаменитый Леокадский камень?
О, юноша, коль скоро доведёт
Тебя надменная гордячка до отчаянья,
Лишь соверши отважный ты прыжок,
Как прекратятся все твои мученья.
Но прежде (мой совет) ты посети
Храм маленький, что придавил вершину.
Лукаво погрозит тебе Амур
И словно скажет: «Надо ль торопиться? <...>
(Перевод с немецкого И.И.Городинского)
 
В 1798 г. «храм на Леукате» проектировал Д.А.Мартинелли, в 1804 г. – П.Гонзага. Оба проекта осуществлены не были. В 1805-1806 гг. павильон построил архитектор А.Павлов, взявший, вероятно, за основу проект П.Гонзага. К 1820-м гг. павильон Храм Амура обветшал и был заменён Паулем Николаи на обелиск в память о братьях де Бройлях.
 

1804 г. Колонна расположена в восточной части парка, на холме одного из островов. Памятник, сооруженный из шведского мрамора зеленовато-серого цвета, представляет собой колонну на высоком пьедестале. По характеру ордера отличается неканонической трактовкой. Судя по упоминаниям в переписке семьи Николаи, в 1790-х гг. колонна устанавливалась трижды, по-видимому, одна сменяя другую: в 1793, 1795, 1798-1799 гг. На острове проводились различные земельные работы, в частности – был насыпан холм. Существующий памятник, возможно, поставлен в 1804 г. – по крайней мере, это последнее по времени упоминание о его сооружении. Первоначально колонну предполагалось построить в честь Павла I. Существующий ныне памятник построен в честь Павла I и его сына Александра I, которым Л. Г. Николаи был обязан приобретением усадьбы и утверждением наследственных на нее прав. На плите, вмонтированной в цоколь, имелась надпись на латинском языке: "Caesar nobis haec otia fecit". Надпись представляла собой перефразированную Л. Г. Николаи цитату из 1-ой эклоги Вергилия:"Цезарь подарил нам этот покой" - "Nobis hall otia fecit: mamque eritille mihi simper Deus". Из поэмы Л. Г. Николаи "Имение Монрепо в Финляндии. 1804": И также мраморной колонны ствол высокий, Что вырублен из наших финских недр, Тебе твое же чувство объясняет На цоколе короткой строчкой, что гласит: "И этот дал покой нам Цезарь". И все это касается двоих: Тебя, о Павел! Ты, по-царски За долгий труд и рвенье мне воздав, Позволил это все украсить. И Александра, ведь твой нежный сын Освободил меня здесь от мучений, Сняв с шеи натиравшее ярмо И мне отныне в собственном владенье Позволив жизни ясный вечер завершить. (перевод с немецкого И. И. Городинского)


Более раннее название - источник Сильмии (кон. XVIII – нач. XIX в., 1820-е гг.) Источник расположен в северо-западной части усадебного комплекса; небольшой павильон над ним, замыкающий открытую лужайку, представляет собой пример садово-паркового сооружения, характерного для усадебных ансамблей периода романтизма. Источник издавна почитался у местных жителей как имеющий целебную силу. Очевидно, первым его названием у местного населения было "Сильмя" (фин. "silmä" - глаз), что могло быть связано с поверьем об исцелении глазных болезней водой, текущей на восток. При создании усадебного комплекса Монрепо источник органично вошёл в систему садово-паркового ансамбля. Его местное название было трансформировано Л. Г. Николаи в имя нимфы Сильмии, персонажа сочиненной им легенды, которая приводится в поэме "Имение Монрепо в Финляндии. 1804 год". В ней повествуется о чудесном исцелении ослепшего от неразделённой любви пастуха Ларса водой источника, в который превратилась нимфа. В 1799 г. возле источника был устроен двухуровневый резервуар. Проекты его оформления в разное время выполняли П. Гонзага (1803 г., проект не был осуществлён), А. Павлов (1807 г.(?)), О. Монферран (1820-е гг., существующее оформление). В нише павильона находилось скульптурное изображение, по одним свидетельствам, наяды, по другим - героя древнегреческого мифа Нарцисса; в послевоенное время скульптура была утрачена. В 1974 г. по проекту В. Дмитриева проводились реставрационные работы. Были восстановлены решётка (вместо чугунной – стальная с литыми элементами из алюминия) и львиная маска (автор модели – Т. Архангельская). Источник "Нарцисс" является восходящим, постоянно действующим. Вода в нём относится к группе холодных пресных мягких вод, слабо минерализованных (хлоридно-сульфатная натриево-кальциевая); по уровню содержания радона – вода радоновая лечебная. Обогащение радоном связано с тем, что до выхода на поверхность вода проходит через трещины гранитных пород.

Страницы